1.3. Целевой сценарий развития Камчатского края

Целевой (или оптимальный) сценарий социально-экономического развития должен отвечать ряду условий, сущностно важных для Камчатского края в части решения наиболее значимых проблем стратегического развития.

Условия целевого сценария:

- экономический рост должен быть направлен на повышение качества жизни на территории края;

- социально-экономическое развитие края должно сопровождаться ростом человеческого капитала;

- территории края должны получить свою возможную специализацию;

- обеспечение положительного эффекта в развитии края на протяжении всего прогнозного периода стратегии (до 15 лет) с перспективой пролонгации тренда;

- реалистичность: соотнесенность базовых положений сценария, как с внутренними ресурсами территории, так и с внешними процессами.

Целевой сценарий ориентирован на инновационно-кластерный подход к развитию территории. Тем не менее, он может быть дополнен элементами других двух сценариев. Так инерционный сценарий может быть актуальным для отдельных территорий, находящихся в стороне от основных процессов развития и имеющих минимальные ресурсы для включения в них. Это могут быть, прежде всего, северные территории Камчатского края.

В регионе существует выраженная территориальная локализация размещения наиболее перспективных отраслей. Такая ситуация позволяет говорить о возможности проведения кластерной политики, как основы в реализации стратегии развития Камчатского края. В наличии есть необходимые базовые компоненты: территориальная локализация технологически взаимосвязанных производств, коммуникационной и сервисной инфраструктуры, рынка труда, социальной инфраструктуры; присутствует общность интересов в учебном и научном обеспечении развития, единство правовой среды. Это позволяет говорить о возможности создания на этой территории общего для всех заинтересованных сторон (стейкхолдеров), включая представителей властей, специального правового поля и необходимых организационно-структурных решений, позволяющих сформировать региональный кластер под условным названием Авачинский кластер.

В поддержку выбора кластерного подхода выступают и дополнительные факторы: возможность использования значительной части общих элементов упомянутого кластера для формирования другого, функционально отличающегося кластера в сфере туристско-рекреационной деятельности. Возможности и перспективы развития туристско-рекреационной деятельности на Камчатке уже хорошо проанализированы и отражены в различных региональных документах последних лет. Перспективность этого направления развития не вызывает сомнений, тогда как конкретное содержание отдельных элементов и механизм реализации потребует доработки, применительно к кластерному подходу.

Все предлагавшиеся ранее стратегические разработки региона построены по отраслевому принципу, что подразумевает существенно иное правовое и организационно-структурное решение системы исполнения стратегии. Отраслевой подход в недалеком будущем вызовет у края соответствующие сложности во взаимодействии с федеральным центром, поскольку федеральная поддержка сегодня все больше направлена на комплексные проекты странового масштаба, реализация которых возможна только на принципе межотраслевого взаимодействия. Следовательно, означенный подход способен стать серьезным тормозом на пути регионального развития.

Перспективность формирования двух региональных кластеров опирается не только на мультипликативные эффекты от внутрикластерных взаимодействий, широко описанных во многих исследованиях и подтвержденных обширной практикой, но также на получение дополнительных эффектов от значительной общности, используемой ими инфраструктуры. Это включает: увеличение масштаба однотипных работ, возможности более глубокой специализации, единство кадрового и ресурсного обеспечения, упрощение координации и администрирования, большую инвестиционную привлекательность и многое другое.

Обращает внимание, что рост функциональной специализации сервисов в кластере позволяет также повысить их «прозрачность» для властей и бюджета, снизить риски функционирования и создать более работоспособные (узкоспециализированные) правовые регуляторы, обеспечить более эффективную координацию деятельности.

Также, несомненно, произойдет повышение эффективности деятельности и конкурентоспособности всех участников кластера за счет: снижения рисков деятельности во внутрикластерных процессах; взаимной заинтересованности участников в синхронном развитии, а значит оптимизации масштаба деятельности, уровня специализации и координации этого процесса; большей, чем вне кластера инвестиционной привлекательности организаций-участников; использования различных мер государственной поддержки кластера и другие эффекты.

Кластеры опираются на общий для них рынок кадров и заинтересованы в его сбалансированном развитии и эффективном использовании. Если у «смежника» по кластеру не будет специалистов должного уровня, это нанесет ущерб и потребителям услуг внутри кластера. Если качество товаров или процессов какого-то участника ниже остальных, то и качество взаимозависимого результата будет ниже. Необоснованное повышение цены одним участником негативно повлияет на всю кластерную сеть связей, но в отличие от обычной ситуации (независимых производителей) вызовет объединенное корректирующее воздействие всего кластера на нарушителя или его замещение другим участником и создание ему комфортной среды для интеграции и развития. Формирующаяся в кластере сеть связей способна влиять на развитие каждого своего элемента сильнее любого закона в силу своей многофакторности и осознанной ориентированности на рост конкурентоспособности кластера в целом.

Общность объектов инфраструктуры и стремления к повышению эффективности позволяет создавать в кластере высокотехнологичные центры коллективного пользования, с дорогим оборудованием недоступным каждому в отдельности.

Взаимозависимые участники кластера заинтересованы в повышении качества социальной среды своего существования.

Важно и то, что другие отраслевые направления и деятельность не вошедшие в кластерные структуры, тем не менее, получают дополнительные преимущества от развития кластеров, пользуясь элементами их инфраструктуры, конкурентоспособными товарами и услугами. Все вместе повышает конкурентоспособность региона в целом.

Так к основной деятельности Авачинского кластера могут быть отнесены: рыбопромысловая деятельность, обслуживающее ее портовое хозяйство, различные предприятия, перерабатывающие рыбу и морепродукты, грузовые и пассажирские перевозки с использованием транспортных предприятий агломерации Петропавловск-Камчатский – Елизово, перевалка транзитных грузов, обеспечение «северного завоза», погрузка-разгрузка, хранение, упаковка и другие. Для обеспечения выше названной деятельности будут осуществляться с различной мерой развития и значения, следующие виды работ, услуг и процессов: обеспечение навигации, безопасности, связи, различные виды финансовых услуг, страхование, услуги юридические, консалтинговые, маркетинговые, логистические, различные формы лизинга, аренды, проката, информационные сервисы, широкий спектр транспортных слуг, включая авиаперевозки (для быстрой доставки различных грузов, товаров, людей, почты и т.д.), услуги гостиниц, офисов, жилых помещений, предприятий торговли, питания, развлечений. Нужны дороги, тротуары, объекты среды отдыха и культуры, сувениры, печатная продукция, мебель, оргтехника, автомобили и самолеты, катера и лодки, обеспечение тепло и электроснабжения, водопровод и т.д. и т.п. Также очевидно, что всю эту деятельность выполняют люди, а значит, возникает целый пласт задач по их социально-экономическому, товарному и технико-технологическому обслуживанию и обеспечению, в том числе, и посредством дополнительной загрузки работой всех выше названых производств и сервисов. Несомненна и потребность в профессиональной подготовке и переподготовке кадров, их интеллектуальному и культурному развитию.

В свою очередь, второй – туристический кластер (туриндустрия), в своей деятельности в большей или меньшей степени использует практически всю выше названую «обслуживающую» инфраструктуру – сервисы.

Путешественник, турист, исследователь и т.д. изначально прилетит или приплывет в район Авачинской бухты, где неизбежно воспользуется назваными товарами и услугами. И даже отправившись в отдаленную зону отдыха или заповедник Камчатки, они будут все также опираться на сервисную и производственную среду Авачинской агломерации, поддержанной двумя указанными кластерами.

Таким образом, хотя базовые товары и услуги двух кластеров отличаются (что и задает их специализацию), но они имеют значительную общность с точки зрения использования объектов инфраструктуры и поддерживающих их сервисов. А раз это так, то появляется возможность: увеличения масштаба этой сервисной деятельности, вытекающих из этого возможностей более глубокой специализации, оптимизации процессов для снижения транзакционных издержек и так далее.

Содержание стратегии не ограничивается назваными кластерами и будет включать все принципиально значимые функциональные компоненты (отрасли, сектора, виды деятельности). В то же время, принятие кластерного подхода подразумевает выстраивание явной иерархии целей, задач и соответствующих им проектов. Создание кластеров должно сформировать принципиально иной, более высокий уровень конкурентоспособности территории, что создаст предпосылки для большей эффективности и инвестиционной привлекательности проектов других функциональных (отраслевых) направлений.

Для реализации кластерной политики будут необходимы специфические организационно-структурные решения и проекты правовых актов для формирования соответствующей институциональной среды (включая проект Регионального закона о кластерной политике).

Относительно сложная системная организация кластеров требует декомпозиции на стадии разработки программ социально-экономического развития Камчатского края. Основной результат такой декомпозиции – система инвестиционных площадок как конкретных элементов системы исполнения кластерной стратегии региона.

Кластерная политика и формы ее реализации в России еще не имеют устоявшихся форм, вследствие чего регионы должны подходить к этим вопросам с различными самостоятельными решениями. Механизмы кластерной политики, как правило, включают оценку инвестиционных потребностей для их осуществления, включены в стратегические программы развития регионов и служат основой для переговоров с федеральными властями о выделении соответствующих ресурсов для исполнения стратегических программ.

Если в долгосрочной перспективе наиболее привлекателен и эффективен инновационно-кластерный сценарий, то в краткосрочной перспективе может быть целесообразным использование элементов второго, энерго-сырьевого сценария. Он обеспечивает достаточно стабильное развитие в течение первых 5–7 лет, которые необходимы для того, чтобы инновационно-кластерный сценарий набрал «проектную мощность». Такой подход также может быть оправдан для отдельных территорий края, где могут быть начаты крупные проекты по освоению шельфа копаниями-монополистами.

Одна из важнейших характеристик целевого сценария состоит в своевременных переходах от одних преобладающих элементов к другим, что будет определять этапность выбранной стратегии. Такая конструкция предполагает последовательное накопление различных ресурсов, которые ложатся в основание каждого последующего этапа[6].

Содержательную основу целевого сценария составляет, так называемый, «Морехозяйственный блок» Стратегии, в котором раскрыты основные механизмы привлечения инвестиций в развитие Авачинского кластера, на инфраструктурном и сервисном фундаменте которого успешно может функционировать туристический кластер.

Основное содержание «Морехозяйственного блока» Стратегии дано в приложении 4.

6. На каждой фазе реализации стратегии используется системный подход, предполагающий работу со всеми видами ресурсов регионального развития.

далее»» 1.3.1. Система приоритетных направлений развития Камчатского края

Содержание

Все статьи