1.3.1. Система приоритетных направлений развития Камчатского края

Достижение стратегических целей и, прежде всего, создания условий для реализации кластерной политики, как основного средства роста конкурентоспособности Камчатки, предполагает выделение следующих приоритетных направлений регионального развития:

- Морехозяйственная деятельность;

- Туризм;

- Создание агломерации;

- Минерально-сырьевой комплекс.

Каждое из этих направлений носит комплексный и системообразующий характер для регионального развития. Это, с одной стороны, требует для их развития межведомственного взаимодействия и установление межотраслевых взаимодействий. С другой стороны, выделение трех приоритетных межотраслевых направлений, фактически региональных мегапроектов, позволяет втянуть в стратегическое развитие максимальное число участников из разных сфер деятельности, создав тем самым синергетический эффект, повышающий конкурентоспособность всего региона, а не отдельных предприятий или отраслей экономики.

Морехозяйственная деятельность

В стратегической перспективе морехозяйственная деятельность будет оставаться системообразующей для развития территории и экономики Камчатского края.

Базовым приоритетом развития морехозяйственной деятельности является повышение ее роли и эффективности в комплексном обеспечении основных потребностей региона, модернизация и наращивание морского потенциала Камчатского края. При ее достижении поддерживается безопасность во всех сферах жизнедеятельности, а также в стратегических секторах и инфраструктурах (транспортная, продовольственная, энергетическая, экологическая и т.д.) регионального морехозяйственного комплекса. Особое внимание уделяется тем из инфраструктур и секторов, которые находятся в кризисном состоянии. Одновременно решаются первоочередные текущие (тактические) задачи социально-экономического развития Камчатского края с опорой на морскую деятельность, снятия нормативных и правовых, а также инфраструктурных ограничений росту, интенсификации международного сотрудничества.

Для развития морехозяйственного комплекса Камчатки в рамках целевого сценария необходимо решить следующие основные задачи:

- Разработать типовую программу комплексного развития приморских территорий Камчатского края и внедрения специальных экономических зон;

- Разработать проекты развития транспортно-портовой инфраструктуры, осуществляющих первичную переработку проходящих через них грузопотоков;

- Создать программу внедрения в существующие региональные транспортные системы Камчатского края высокоскоростных экологически совместимых судов многоцелевого назначения скегового типа на воздушной подушке или использующих экранный эффект (ЭП), обеспечивающих круглогодичную навигацию на акваториях с суровыми климатическими условиями;

- Разработать новые транспортные схемы с применением такого флота для осуществления Северного завоза, транспортного сообщения по крупным рекам с отдаленными труднодоступными населенными пунктами, обеспечения потребностей разведки и разработки углеводородных месторождений на континентальном шельфе, оперативного оказания помощи в антропогенных авариях и природных катастрофах;

- Разработать систему мероприятий по интенсификации разведки и разработки месторождений минеральных и энергетических ресурсов на континентальном шельфе с их первичной или глубокой переработкой;

- Выработать программы адаптации морской деятельности к глобальным климатическим изменениям, включая механизмы вовлечения в хозяйственное использование нетрадиционных источников энергии, создание мобильных, надежных, безопасных экономически эффективных энергосистем для удаленных и изолированных районов с децентрализованной энергосистемой на базе плавучих атомных теплоэлектростанций (ПАТЭС);

- Разработать программы развития регионального судоремонтного комплекса, направленные на диверсификацию производимых операций и расширение спектра потребителей, в том числе за счет иностранных судоходных компаний;

- Разработать и реализовать ряд инновационных мероприятий, направленных на выявление региональных точек роста, в которых целесообразно создание институтов инновационного развития: технопарков, центров трансфера технологий, перечень инвестиционных предложений и проектов внедрения новых технологий и высокотехнологичных материалов в морепромышленный комплекс Камчатского края.

Повышение эффективности морехозяйственной деятельности связано с использованием инфраструктурных, человеческих и других типов ресурсов, сконцентрированных в районе Авачинской губы.

В рамках целевого сценария стратегическое развитие морехозяйственной деятельности Камчатского края можно разбить (с определенной степенью условности) на три этапа.

На первом (до 2015 г.) наивысший приоритет отдается наращиванию и качественному совершенствованию морского потенциала в интересах обеспечения базовых потребностей региона, а также диверсификации морской деятельности и приданию ей инновационных импульсов.

На втором (до 2020 г.) – переходу на инновационную траекторию устойчивого развития регионального морехозяйственного комплекса и превращению морепользования в основной фактор социально-экономического роста Камчатского края.

На третьем (до 2025 г.) – активизации субрегионального и международного сотрудничества в области морской деятельности с целью формирования общего социального и экономического пространства с прилежащими регионами и диверсифицированного вхождения в общероссийскую и глобальную систему разделения труда.

В стратегической перспективе перманентно и последовательно необходимо:

- совершенствование эффективности и качества регулирования морской деятельности Камчатского края;

- повышение инвестиционной привлекательности и совершенствование инновационных механизмов организации морепользования, включая внедрение технологических, организационных и институциональных нововведений, диверсификацию источников финансирования комплексных инвестиционных проектов и т.д.;

- повышение социальной мотивации к развитию морской деятельности и участию в морепользовании.

Опорной точкой по активному включению Камчатки в процессы морехозяйственной деятельности является Авачинская агломерация (см. ниже) и порт Петропавловск-Камчатский. Портовое хозяйство и связанные сервисы, включая: погрузку-выгрузку, перевалку, хранение, упаковку, таможенное оформление, логистику, финансовые, страховые, лизинговые, юридические, гостиничные, транспортные услуги, включая авиаперевозки и др., – образуют необходимое инфраструктурное обеспечение рыбопромысловой и транспортно-коммуникационной деятельности. Низкая стоимость издержек и высокое качество инфраструктурных услуг – ключевые элементы привлекательности Петропавловска-Камчатского в качестве макрорегионального центра рыбопромысловой и транспортно-коммуникационной деятельности. Это основа для формирования конкурентно-преимущественной среды в регионе, позволяющей претендовать Камчатке на роль конкурентоспособного транспортно-логистического узла в международных грузовых перевозках.

Прогнозируемые объемы грузоперевозок морским транспортом через Петропавловск-Камчатский представлены в Таблице 3.

Повышение конкурентоспособности морского транспорта на внутреннем рынке морских перевозок в случае реализации активного сценария позволит увеличить грузопоток морских портов Камчатского края к 2025 г. до 75-80 млн.т.

Таблица 3. Сценарии роста грузопотока (млн. т) через порт Петропавловск-Камчатский

Сценарии 2008 г. 2010 г. 2015 г. 2020 г. 2025 г.
Инновационно-кластерный 0,9 2,5[7] 12-18[8] 50-60[9] 75-80[10]
Энерго-сырьевой[11] 0,9 0,9 2-4 8-11 15-20
Инерционный[12] 0,9 0,8 0,9-1,1 1,3-1,6 2-3

В 2025 г. доля флота под Государственным флагом Российской Федерации в перевозках национальных внешнеторговых и транзитных грузов (грузовой базы, а также пассажиров) через региональную морскую транспортную систему превысит 20%, а в каботаже – 90%. В целом будет происходить совершенствование инфраструктуры морского транспорта, модернизация существующих и ввод в действие новых портовых мощностей, в том числе развитие международных транспортных коридоров, включая Севморпуть. С целью надежной защиты национальных интересов на этой стратегической транспортной магистрали России будет обеспечена централизация ее государственного управления.

При инерционном сценарии грузооборот морских портов Камчатского края к 2025 г., вероятно, возрастет незначительно, отечественный флот сможет перевозить только менее 2% региональной грузовой базы.

По аналогии с начатыми в последние годы инвестиционными проектами в области комплексного развития морских транспортных узлов: «Комплексное развитие Мурманского транспортного узла», «Усть-Луга-2» (строительство и последующая эксплуатация многопрофильного перегрузочного комплекса «Юг-2» в морском торговом порту Усть-Луга), «Развитие порта Сочи на период до 2015 года» – общая стоимость реализации проекта по развитию порта Петропавловск-Камчатский составляет – 205 млрд. рублей, в том числе:

- федеральный бюджет – 125 млрд. рублей (61%);

- внебюджетные средства – 80 млрд. рублей (39%);

- разработка обоснований инвестиций – 450 млн. рублей.

В целом реализация мероприятий морехозяйственного блока Стратегии потребует финансирования в объеме 3.160 млрд. рублей при ориентировочной пропорции федерального бюджета и внебюджетных средств – 55% и 45% соответственно.

Туризм

Выбирая одним из приоритетов стратегического развития территории Камчатки туризм, или туристический кластер, надо отдавать себе отчет, что в настоящее время кроме наличия природно-экологических и этнокультурных ресурсов регион не имеет других конкурентных преимуществ на российском и мировом рынках туристическо-рекреационных услуг.

Основные конкурентные особенности, которые могут стать преимуществами и будущей туристической специализацией:

1) Особенности природных ресурсов для включения в туристический оборот.

Уникальными особенностями полуострова является вулканизм и особая экосистема (ее сохранность и первозданность в большей части территории региона). Горные склоны, пейзажи и даже бальнеологические ресурсы, а также современные услуги, могут быть только существенным дополнением к этой природной особенности Камчатки.

Спрос на такого рода ресурсы в количественном отношении не высок. Организация маршрутов и сервисов на основе указанных ресурсов требует высоко качественных инфраструктур и логистики, а при выполнении этих условий – обеспечивает положительный эффект, работающий на имидж всего региона.

Тем не менее, развитие санаторно-курортного комплекса Камчатки стоит рассматривать, как значимый элемент туристско-рекреационного потенциала края. В частности, одним из привлекательных как в инвестиционном, так и оздоровительном планах туристско-рекреационных территорий Камчатского края является Паратунская курортная зона[13]. Курорт «Паратунка» имеет статус лечебно-оздоровительной местности. Общая площадь территории в границах округа горно-санитарной охраны составляет 23,4 тыс. га (0,1% всей территории Камчатки) и включает в себя зоны различного функционального назначения.

Основная лечебная база курорта представлена слабо минерализированными кремнистыми термальными водами, которые являются одной из самых ценных бальнеотерапевтических групп минеральных вод, обладающих широким спектром лечебного действия, болезни сердечнососудистой системы, нарушения обмена веществ, кожные заболевания и т.д. По своему типу воды аналогичны водам Кульдура, Горячинска, Баден-Бадена. Согласно расчетам запасы минеральных вод практически неограниченны.

Помимо бальнеоминеральных ресурсов Паратунская зона богата лечебной минеральной грязью. Месторождение лечебных грязей озера Утиного с эксплуатационными запасами – 80 тыс. куб.м., с применением регенерации лечебной грязи запасы ее неисчерпаемы.

В настоящее время основной профиль курорта – лечение заболеваний органов кровообращения (10%), нервной системы (35%), органов движения (35%), гинекологии (10%), кожи (5%) и прочих (5%).

В перспективе, учитывая бальнеологические ресурсы и потребности населения, будущая Паратунская зона позволит размесить курорт в масштабах до 20 тыс. мест.

Развитие рекреации и лечебно-оздоровительной сферы в Паратунской курортной зоне способно взять на себя существенную долю услуг в туристическом кластере, что будет способствовать, в том числе, росту малого и среднего бизнеса во всех ближайших муниципальных образованиях. Кроме того, увеличится значимость народных промыслов коренных малочисленных народов севера, привлечет интерес к этнологическому туризму.

Рисунок 31. Инвестиционные объекты санаторно-курортной зоны «Паратунка»

Рисунок 31. Инвестиционные объекты санаторно-курортной зоны «Паратунка»

Придание Паратунской курортной зоне статуса курорта федерального значения позволит:

- привлечь частных инвесторов, прежде всего за счет создания благоприятного налогового климата, а также маркетинга данной территории;

- привлечь средства федерального бюджета для создания базовых инфраструктур на данной территории.

Развитие Паратунской курортной зоны предполагается осуществлять на основе государственно-частного партнерства[14].

2) Особенности территории.

Полуостров имеет большую меридиональную протяжность и сложный рельеф местности. Кроме этого, значительная его часть не освоена в инфраструктурном смысле и труднодоступна. Весь инфраструктурный базис жизнедеятельности сосредоточен в Петропавловске-Камчатском. В сложившейся ситуации, территория потенциальной агломерации должна стать, прежде всего, туристическим терминалом, поскольку основные туристические объекты полуострова расположены далеко за ее пределами. Последнее обстоятельство актуализирует задачи по благоустройству городской среды, модернизации и развитию инфраструктуры гостеприимства и т.д. В данном контексте, развитие туризма – это уже не развитие отрасли, а способ развития территории края и диверсификации (и модернизации) его экономики, что составляет целый комплекс организационно-управленческих задач.

3) Особенности доступности и потребительского спроса.

Географическое положение полуострова таково, что он более доступен для посещения иностранными туристами из стран АТР, в первую очередь, США, Японии, Китая, Австралии. Потенциальные потребители из развитых стран располагают большими средствами для оплаты того специфического туристического продукта, который может предложить Камчатка, кроме того, в этих странах уже сложилась культура проведения свободного времени. Последнее имеет тенденцию к все большей вариативности, поскольку такие виды туризма как приморский отдых, горнолыжный и круизный туризм стали не только привычными и стандартизированными видами проведения свободного времени, но сложились за вторую половину ХХ века в стабильные рыночные ниши. Все более популярными становятся такие виды туризма как этнокультурный, образовательный, научный и познавательный, оздоровительный и др. Поэтому для вхождения на рынок туристических услуг новым игрокам, какими бы уникальными ресурсами они не располагали, приходится предлагать туристические продукты и комплекс организационно-управленческих решений, которые будут иметь креативные (инновационные) характеристики.

Таким образом, свободное время (имеющее стоимостное выражение) состоятельных слоев населения развитых стран (в большей степени стран АТР) – есть основной ресурс развития туризма на Камчатском полуострове.

С определенными ограничениями прототипом Камчатского туризма может быть Исландия и Аляска. Однако российскому региону надо еще обрести свою специфику через формирование устойчивого и однозначного бренда, подразумевающего не только естественную специфику территории, но и набор сервисов не ниже, чем в названных регионах.

Развитие туризма в Камчатском крае – долгосрочный процесс, который можно разделить на ряд основных этапов.

Во-первых, необходимы за счет механизмов ГЧП, модернизировать инфраструктуры и сервисы тех видов туризма и на тех территориях, которые пользуются наибольшим спросом. Параллельно с этим определиться с приоритетными видами туризма и со стандартами туристических услуг, а также с организационно-правовыми механизмами поддержки туризма в регионе, что может быть сделано в рамках разработки региональной программы развития туризма. На первом этапе могут получить преимущественное развитие только специальные (узко специализированные) виды туризма: научный, деловой, горнолыжный, охотничий. Эти виды ориентированы на спрос довольно узкого круга туристов, которые, как правило, более обеспеченные и менее требовательные к обычному комфорту люди. Речь идет как о российских, так и об иностранных туристах.

Во-вторых, определиться с минимально необходимой инфраструктурой для выбранных приоритетов и включенностью других сфер деятельности (отраслей) в обеспечение развития туризма в регионе. К ним могут быть отнесены, в первую очередь: улучшение коммунальных услуг, развитие качества и доступности медицинских услуг, транспортная доступность потенциальных туристических объектов, повышение уровня безопасности, инфраструктура размещения и питания с высокими качественными характеристиками, подготовка кадров для всех выбранных направлений деятельности. Выбранные направления потребуют включения в региональные программы или иные механизмы поддержки. Таким образом, развитие туризма позволит сформировать пакет инициатив и проектов для строительного и жилищно-коммунального комплекса (в т.ч. муниципальных служб), региональной медицины, гостиничного и ресторанного хозяйств, пищевой промышленности, транспортных организаций и компаний и т.д. Это заложит основы для создания новых стандартов качества жизни и параметров, прежде всего, городской среды, соответствующего современному уровню комфортности.

В-третьих, организовать продвижение и брендинг территории на основе выбранной туристической специализации (участие и проведение соответствующих мероприятий); подготовка инвестиционных площадок, определение механизмом финансирования и подбор инвесторов, а также бизнес-игроков; создание транспортной доступности и туристических сервисов. На этом этапе надо сконцентрироваться на специализации территории с учетом тенденций, происходящих на туристическом рынке.

В-четвертых, осуществление основных инфраструктурных проектов, в том числе, расширение сети размещения, расширение сервисов, повышение качества кадров. Продолжение продвижения камчатских туристических продуктов в целевых регионах и аудиториях.

Исполнение каждого этапа может занимать 3-4 года.

Под выбранную специализацию необходимо еще раз проанализировать имеющиеся ресурсы, как природные и историко-культурные, так и инфраструктурные, а главное – организационные. Это целесообразно сделать при разработке «Комплексной программы развития туризма и создания туристического кластера Камчатского края».

Опираясь на конкурентные преимущества края (целебные источники, грязи, курортные технологии, уникальные климатические условия, транспортная инфраструктура), необходимо развивать все составляющие кластера (санаторно-курортные объекты, учреждения здравоохранения, объекты туризма и развлечений), для чего потребуется широкое применение в туристической деятельности инновационных методов администрирования и механизмов реализации инвестиционных проектов (создание благоприятного инвестиционного климата, поддержание общекурортной инфраструктуры на уровне мировых стандартов).

При реализации туристического кластера в рамках целевого сценария к 2025 году можно ожидать следующие результаты:

- Обеспечение конкурентоспособности Камчатского края в сфере туризма.

- Создание на территории края современной туристической деятельности, обеспечивающей рост потоков въездных и внутренних туристов в Камчатский край;

- Становление Камчатского края в качестве одного из самых привлекательных туристско-рекреационных центров Дальнего Востока и АТР;

- Увеличение в 4-5 раз числа прибывающих в Камчатский край иностранных и российских туристов к 2025 году по сравнению с 2008 г.;

- Развитие сопутствующих туризму предприятий ресторанно-гостиничной, санаторно-курортной и досуговой инфраструктуры;

- Качественной улучшение социальных сервисов и городской среды, что приведет к росту качества жизни населения.

Создание агломерации

Общемировой тенденцией является формирование и развитие новых типов деятельности либо в крупнейших городах, либо в их пригородных зонах. Связано это, прежде всего, с эффектом достижения необходимой концентрации в крупных городах критически важных для современной экономики составляющих: кадрового потенциала, значительного рынка потребления, наличия факторов «удержания» высококвалифицированных человеческих ресурсов. Таким образом, агломерация повышает качество социально-экономического роста территории.

В отечественной географической традиции под агломерацией принято понимать скопление населенных пунктов, главным образом городских, местами срастающихся, объединенных в одно целое интенсивными хозяйственными, трудовыми и культурно-бытовыми связями. В соответствии с определением, агломерацию отличает общность повседневной жизни населения ее территории, наличие ежедневных трудовых маятниковых миграций в будние дни, использование единого набора рекреационных объектов по выходным.

Наиболее перспективным подходом к определению границ агломераций является учет транспортной доступности. При этом границы агломерации прорисовываются по границам существующих административно-территориальных единиц. Это с одной стороны, позволит выявить территорию, в рамках которой осуществляются интенсивные маятниковые миграции, являющиеся признаком тесных функциональных связей. С другой стороны, позволит включить в границы агломерации административно-территориальные единицы целиком, что существенно упростит процесс организации управления агломерацией как единым пространственным объектом.[15]

Основные цели создания агломерации состоят в привлечении стратегических ресурсов, в выработке принципов и механизмов оптимизации социально-экономического и культурного развития территорий нескольких муниципальных образований как единого объекта управления и как важного ресурса системного регионального развития. Управленческая координация процессов развития на территориях, входящих в зону влияния агломерации, должна привести к созданию комфортной среды проживания и качественному росту человеческого капитала на территории агломерации и края в целом.

Реализация Камчатским краем стратегии социально-экономического развития на основе кластерного подхода определяет функциональное объединение г. Петропавловск-Камчатский, г. Елизово и г. Вилючинск (основные населенные пункты Авачинской губы и все три города Камчатки) как агломерацию, основная задача которой состоит в концентрации человеческого капитала. В таком новом качестве городская среда Авачинской агломерации сможет соответствовать поставленным перед краем стратегическим целям по созданию Авачинского кластера с транспортно-производственной специализацией и развитию туристско-рекреационного кластера на территории агломерации.

В долгосрочной перспективе организация высокотехнологичного портового хозяйства, включая рыбопереработку, туристических и иных сопутствующих сервисных служб потребует притока на территорию Авачинской агломерации человеческих ресурсов, сравнимых по численности с экономически активным населением агломерации. Изменения численности и состава населения агломерации (появление наряду с постоянным населением вахтовиков, требующих сегодня высокого уровня жизни и сервиса) потребует изменения параметров и стандартов дорожно-транспортной сети, жилищно-коммунального хозяйства, культурно-досуговых и рекреационных услуг на всей территории Авачинской губы.

Кроме этого, к факторам, определяющим необходимость создания агломерации, относятся:

- Сложившаяся градостроительно-планировочная система города Петропавловск-Камчатского и прилегающих населенных пунктов.

- Потребность в реализации новых проектов в области жилищного строительства.

- Необходимость эффективного позиционирования г. Петропавловска-Камчатского как базового элемента в предполагаемом портово-сервисном и туристическом кластерах.

- Активный отток наиболее образованного трудоспособного населения в другие регионы, где возможен больший профессиональный, образовательный, культурный и карьерный рост.

- Наличие ряда инфраструктурных проблем.

Таким образом, Авачинская агломерация как опорный центр позволит создать базовые предпосылки для развития новых видов деятельности. Сложившаяся и перспективная специализация агломерации позволит снизить миграционный отток наиболее образованной части населения. С развитием международного туризма и перевалочного порта агломерация может стать центром технической и управленческой кооперации со странами северной части Тихого океана, что сделает ее одной из опорных элементов городского каркаса дальневосточного макрорегиона РФ.

Вынос непрофильных функций (промышленность, торговля общеагломерационного масштаба) из центральной зоны агломерации даст необходимые требования к коренной реконструкции центральной части города. Таким образом, создание агломерации будет содействовать: актуализации человеческих, культурных, экологических, инновационных, транспортно-логистических и других ресурсов территорий.

Территориальная структура агломерации

В силу уже существующей специфики территориальной организации поселений Авачинской губы, а также в рамках стоящих перед регионом стратегических задач, Авачинскую агломерацию можно однозначно определить как моноцентрическую. Петропавловск-Камчатский был и остается регионообразующим городом, задающим направление развития соседним городам, соединившим в себе функции столичного и главного портового города края международного уровня по своему географическому положению и политическому значению. В агломерации Петропавловск-Камчатский безальтернативно является ядром структуры, усилить потенциал которой возможно за счет вливания ресурсов сопредельных городов-партнеров.

Территориальная структура моноцентрической агломерации представлена одним городом-ядром, транспортными путями и городами-спутниками, формирующими узлы транспортной сети. Территориальная протяженность агломерации ограничена целесообразным с точки зрения населения временем поездки в центр.

Ядро агломерации

Центральный город агломерации представляет собой важнейший фокус развития, он является полюсом притяжения рабочей силы с окрестных территорий, культурным и образовательным центром. Структура экономики центрального города, чаще всего, определяет направления развития прилегающих к нему территорий. В окрестностях возникают предприятия-смежники городских производств, а на определенном этапе развития города предприятии из центра начинают переводиться на окраины и в окружающую местность. Так, например, в окрестности города могут выноситься складские площади, распределительные центры, испытательные полигоны и другие территориеемкие виды деятельности.

В результате с развитием городских агломераций меняется специализация центральных городов. Если на этапе урбанизации они исполняли функции промышленных центров, то на этапах субурбанизации и особенно дезурбанизации они начинают специализироваться на развитии четвертичного сектора, к которому относятся научно-исследовательские подразделения крупных корпораций, организации финансового сектора, фирмы, предоставляющие услуги управленческого и юридического консалтинга и т.п. Привлекательность центра для этих компаний заключается в высокой концентрации информационных потоков, возникающих в результате близкого расположения компаний друг к другу, постоянных межличностных контактах, что является необходимым условием успешности их деятельности.

Изменение специализации ядра агломерации приводит к изменению его планировочной структуры, что ведет к преобразованию планировочной структуры всей агломерации. Создаются новые транспортные узлы, в которых сходятся городские и пригородные маршруты, развивается сеть торговых центров, которые одновременно обслуживают все население агломерации. Промышленные и научно-производственные предприятия строятся или перемещаются в окраинные районы города, навстречу потокам рабочей силы, освобождая центральную часть от несвойственных для нее промышленных функций. Вместо них центральные районы застраиваются офисными и жилыми зданиями высокого качества.

Города-спутники

Города спутники в составе агломераций обладают целым рядом преимуществ: например, у них появляется возможность пользоваться инфраструктурой центрального города и привлекать крупных инвесторов, которые бы не стали рассматривать небольшой город как базу для размещения производства, если бы он не входил в состав агломерации. В то же время спутник находится в тесном взаимодействии с городом-центром, обслуживает его потребности, принимает участие в решении проблем агломерации в целом и центрального города в частности, способствует реализации экономического потенциала центрального города.

В процессе урбанизации и роста населения агломерации многие города-спутники начинают специализироваться на производстве определенного типа продукции, формируя кластеры промышленных предприятий, обслуживающих как саму агломерацию, так и внешние территории. Некоторые города, находящиеся в непосредственной близости от центра, формально оставаясь независимыми, фактически входят в состав центрального города, имея с ним общую транспортную инфраструктуру и единое пятно городской застройки.

В рамках Авачинской агломерации г. Елизово и г. Вилючинск возьмут на себя роль городов-партнеров, функции которых ориентированы на удовлетворение потребностей Петропавловска-Камчатского города-центра, где сфокусированы экономический и человеческий потенциал. К этой категории задач относятся организация сервисных центров при аэровокзале, центров по производству пищевых полуфабрикатов и оборудования для обслуживания населения агломерации.

Подобная структура партнерских отношений позволит Авачинской агломерации стать центром с высоким качеством жизни населения и развивающейся инновационной и образовательной инфраструктурой.

Модели управления агломерациями

Городские агломерации – это сложный и комплексный объект управления, особенностью которого является наличие тесных экономических, социальных, экологических взаимосвязей между отдельными входящими в него территориями. Взаимозависимость территорий вызывает объективную потребность в согласовании их интересов, и соответственно, формировании механизмов реализации единой политики агломерации.

В международной практике используется несколько базовых моделей управления городскими агломерациями:

- создание единого муниципального образования, охватывающего всю территорию агломерации;

- двухуровневая структура управления агломерацией, когда на верхнем уровне создается муниципальное образование, охватывающее всю территорию агломерации, а на нижнем уровне функционируют более малые муниципальные образования, и функции разделены между ними тем или иным образом;

- согласование стратегий и инфраструктурных проектов, организация совместного предоставления услуг отдельными самостоятельными муниципальными образованиями на территории агломерации;

- регулирование вопросов развития агломерации в целом с уровня региона.

Выбор той или иной модели зависит от конкретных условий формирования и развития агломерации, сложившихся управленческих традиций, разделения полномочий между различными уровнями власти. Нельзя сказать, что среди названных моделей какая-либо считается лидером – каждая из них имеет свои достоинства и недостатки, порождает свои проблемы и конфликты.

Агломерация – единое муниципальное образование

В этом случае муниципальные образования, существовавшие ранее на территории агломерации, ликвидируются, и вместо них создается единое муниципальное образование, охватывающее всю территорию агломерации. При этом в рамках единого муниципального образования может сохраняться некоторое территориальное деление, совпадающее или не совпадающее по своим границам с прежним муниципальным. Однако подобные территории внутри агломерации лишены признаков самостоятельного муниципального образования – выборной власти (хотя какие-то ее признаки могут быть сохранены) и самостоятельного бюджета.

К достоинствам подобного подхода можно отнести:

- возможность решать стратегические вопросы территории в целом, координировать все необходимые для успешного развития процессы в комплексе;

- наличие очевидного центра принятия решений и ответственности за результаты жизнедеятельности агломерации.

В то же время данный вариант обладает явными недостатками, которые и предопределили его достаточно ограниченное распространение:

- обеспечить охват агломерации в целом возможно лишь на ограниченный промежуток времени, дальше расползание города в той или иной форме происходит за установленные границы, и либо необходимо достаточно регулярно пересматривать эти границы, либо задача координации управленческих решений в масштабе всей агломерации вновь возникает на новом витке развития;

- создание единого муниципального образования на месте существовавшей ранее фрагментированной муниципальной структуры является чрезвычайно конфликтным процессом, который вряд ли может получить поддержку населения (в том числе политическую);

- централизация всех муниципальных услуг на уровне агломерации в целом не учитывает тот факт, что различные услуги могут наиболее эффективно предоставляться при разных масштабах деятельности, и не создает условий для влияния местных сообществ на их объемы и качество;

- столь масштабная муниципальная структура чревата бюрократизацией и отрывом от местного сообщества, в результате чего потенциальные возможности эффективного развития агломерации в целом могут не реализовываться на практике.

Двухуровневая модель управления агломерацией

Частично проблемы, порождаемые созданием единого муниципального образования в масштабе всей агломерации, могут быть решены в рамках двухуровневой модели. При этом необходимо учитывать, что двухуровневая модель имеет несколько разновидностей, принципиально важными из которых является две: двухуровневая модель с директивным распределением полномочий между верхним и нижним уровнем и двухуровневая модель с договорным распределением полномочий между верхним и нижнем уровнем. Двухуровневая модель с директивным распределением полномочий между верхним и нижнем уровнями муниципального управления предполагает, что наряду с существовавшими ранее муниципальными образованиями, которые становятся муниципалитетами нижнего уровня, создается единое муниципальное образование – муниципалитет верхнего уровня, охватывающий всю территорию агломерации. Распределение полномочий между двумя уровнями устанавливается директивно и единообразно для всех муниципальных образований нижнего уровня (например, региональной властью). Двухуровневая модель с договорным распределением полномочий между верхним и нижнем уровнем муниципального управления также связана с созданием единого муниципального образования верхнего уровня, однако компетенция данного муниципального образования либо вообще не определяется централизованно, либо директивно установленные полномочия достаточно ограничены. В основном данное муниципальное образование выполняет те функции, которые муниципалитеты нижнего уровня передают ему на договорной основе.

Двухуровневая модель с директивным распределением полномочий между двумя уровнями муниципального управления является более гибкой, чем одноуровневая модель, поскольку она:

- предусматривает сохранение прежней структуры муниципальных образований как нижнего уровня новой двухуровневой структуры;

- позволяет разделить муниципальные услуги на те, которые наиболее эффективно организовывать в масштабе всей агломерации, и те, которые носят локальный характер;

- сохраняет возможности влияния местного сообщества на локальные услуги.

Однако очевидно, что она способна преодолеть далеко не все ограничения одноуровневой модели и в то же время порождает новые проблемы и конфликты, не позволяющие считать ее стабильным вариантом управления городскими агломерациями:

- в рамках этой модели применительно к ее верхнему уровню сохраняются проблемы, свойственные одноуровневой модели и связанные с разрастанием агломерации за административно установленные границы и с угрозой бюрократизации;

- исчезает единый центр принятия решений, система управления становится непрозрачной и непонятной для налогоплательщиков и бизнеса, для которого она часто связана с ростом трансакционных издержек;

- наличие двух муниципальных властей на одной территории практически неизбежно приводит к конфликту между ними, к конкуренции за поддержку населения, что подрывает возможности согласованных действий, направленных на развитие агломерации;

- далеко не всегда единообразное разграничение полномочий между верхним и нижним уровнем муниципального управления может обеспечить наиболее эффективный масштаб предоставления услуг в каждом конкретном случае.

Еще большей гибкостью обладает двухуровневая модель с договорным распределением полномочий между двумя уровнями муниципального управления, которая фактически является структурой, переходной к согласованию стратегических вопросов и координации оказания услуг самостоятельными муниципалитетами. Эта модель позволяет:

- сохранить (по меньшей мере, по большинству вопросов) единый центр ответственности за принятие решений – муниципалитеты нижнего уровня;

- обеспечить переговорную площадку между этими муниципалитетами, что сформирует институциональные условия для интенсификации межмуниципального сотрудничества;

- создать достаточно гибкий механизм расширения масштабов сотрудничества – в принципе верхний уровень муниципального управления может на договорных основах предоставлять услуги и тем муниципалитетам, которые изначально не были включены в рамки агломерации;

- обеспечить учет местных условий при решении вопроса о том, на каком уровне происходит организация предоставления тех или иных муниципальных услуг, что повышает вероятность обеспечения оптимального масштаба их предоставления.

В то же время данная модель обладает недостатками другого типа, не характерными для более централизованных моделей:

- верхний уровень муниципального управления в данной структуре не является центром стратегического развития агломерации, он скорее обслуживает текущие потребности муниципалитетов нижнего уровня, тем самым субъект стратегии агломерации в целом в данной модели отсутствует;

- достижение договоренностей о передаче полномочий на верхний уровень является достаточно сложным, не всегда прозрачным, требующим значительных усилий и временных затрат процессом, на который влияют многочисленные факторы, не связанные с задачей оптимизации управления, в том числе политические;

- в условиях, когда муниципалитеты нижнего уровня имеют разный размер и политический вес, ситуация доминирования муниципалитета верхнего уровня может быть заменена ситуацией господства интересов наиболее сильного муниципального образования в рамках агломерации – ее ядра, и ущемлением более слабых партнеров.

Договорная модель управления агломерацией

Выявленные достоинства и недостатки двухуровневой модели с договорным распределением полномочий между верхним и нижним уровнем муниципального управления характерны и для договорной модели управления агломерацией, предусматривающей координацию действий между самостоятельными муниципальными образованиями. Здесь формально не существует никаких единых органов управления агломерацией, поэтому способность руководства муниципальных образований достигнуть договоренностей и компромиссов по вопросам, затрагивающим общие интересы, начинает играть ключевую роль. Ситуация несколько облегчается в том случае, когда предоставление значительной части муниципальных услуг, требующих общеагломерационного масштаба, осуществляется организациями частного сектора, и различные муниципалитеты могут заказывать услуги у подобных организаций. Для координации деятельности в рамках агломерации могут создаваться совещательные органы, не имеющие властной природы – советы, ассоциации и т.п. Однако участие муниципальных образований, входящих в агломерацию, в подобных органах и выполнение принятых этим органом решений является сугубо добровольным.

Региональное управление агломерацией

Фактически вариант регионального управления агломерацией является разновидностью двухуровневой модели с директивным распределением полномочий, где в качестве верхнего уровня выступает не муниципальная, а региональная власть, поэтому для нее актуален анализ достоинств и недостатков данной модели. Региональное управление агломерацией можно рассматривать как жизнеспособную альтернативу классической двухуровневой модели в том случае, когда:

- агломерация занимает значительную часть территории региона;

- существующее распределение полномочий между муниципальной и региональной властью таково, что предоставление многих услуг, требующих общеагломерационного взаимодействия, входят в компетенцию региональной власти.

Однако и в тех случаях, когда непосредственное управление агломерацией с регионального уровня нельзя признать оптимальной моделью, не вызывает сомнений, что организация эффективного взаимодействия с региональной властью является необходимым условием результативности любого варианта управления агломерацией. Особенно актуально обеспечение подобного взаимодействия при реализации на территории агломерации крупных инфраструктурных и других масштабных проектов. В то же время важно, чтобы политические интересы регионального уровня не вступали в противоречие с интересами агломерации, и возможные в данной сфере конфликты не наносили ущерба стратегическим направлениям общеагломерационного развития.

Таким образом, идеальной модели управления агломерацией не сформировано, каждый из имеющихся подходов обладает собственными достоинствами и недостатками. В этих условиях значительную роль играют идеологические установки лиц, принимающих решение о выборе той или иной модели. Очевидно, что варианты, основанные на полной централизации либо жестко урегулированном разделении функций между двумя разными уровнями управления, имеют более технократический характер и во многих случаях недостаточно учитывают социальные последствия осуществляемых действий, которые не позволяют реализовать позитивный потенциал, заложенный в технически выверенном решении (такие, например, как усиление бюрократизации, конкуренцию двух уровней власти на одной территории и т.п.). В то же время модели, имеющие договорную природу, в первую очередь исходят из самоценности интересов местных сообществ и их первичности по отношению к проблемам организационной оптимизации. При этом возникают риски недостаточной «договороспособности» самостоятельных местных властей; их ориентации в первую очередь на текущие интересы, имеющие политический характер; отсутствия механизмов решения стратегических задач развития агломерации, укрепления ее конкурентоспособности.

Тем самым при выборе той или иной модели управления агломерацией принципиально важно учитывать свойственные ей потенциальные достоинства и недостатки; отслеживать, в какой мере не практике реализуются присущие ей риски, и вырабатывать меры по нейтрализации возможных негативных последствий.

В случае реализации инновационно-кластерного сценария, Камчатке придется отвечать на вызовы, связанные со сменой (или, что точнее говоря, диверсификацией) вектора развития, предполагающего опережающий рост экономики услуг, инновационную политику и формирование комфортной среды проживания. Исходя из стратегических интересов Камчатского края, реализация проекта «Авачинская агломерация» в полной мере соответствует задаче формирования точек экономического роста и концентрации в них финансовых и трудовых ресурсов (поддержка малого бизнеса и инноваций). Без развития территориальных точек роста с целью ускоренного роста муниципальных образований и повышения их конкурентоспособности (как базовой инфраструктурной поддержки заявленных кластеров) наиболее вероятными становятся инерционный и энерго-сырьевой сценарии, в рамках которых показатели промышленного роста по-прежнему доминируют над показателями качества жизни и инновационным малым и средним бизнесом. Фактически, такой путь означает отказ от макрорегионального лидерства и превращение края в зону стандартного промышленного аутсорсинга.

Создание агломерации потребует новых форматов координации муниципального, межмуниципального и регионального уровней управления. В схемах территориального планирования (СТП) Камчатского края необходимо учесть создание объединенного муниципального образования.

Программные документы социально-экономического развития агломерации должны позволить:

- Осуществлять скоординированную политику и обеспечивать согласование интересов различных муниципальных образований и территорий как между собой, так и с региональным уровнем управления;

- Обеспечить гибкость управления муниципальными образованиями и возможность включаться в процессы социально-экономического развития, происходящие как на территориях соседних субъектов федерации, так и России в целом;

- Обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие агломерации за счет выделения функциональных зон всех типов производств, деловой активности, жилья и досуга, торговли и логистики, сельского хозяйства, а также рекреации и туризма.

- Обеспечить повышение конкурентоспособности агломерации и всей области в конкуренции за инвестиционные и трудовые ресурсы.

- Создать общую систему территориального планирования, основанной на синхронизации генеральных планов и «точек роста» различных территорий;

- Спроектировать капиллярную транспортную сеть, обеспечивающую часовую изохрону вокруг административных границ города для территорий, которые входят в агломерацию;

- Создать новый строительный комплекс (кластер), ориентированный на качество среды, соответствующей современным требованиям;

- Обеспечить создание межтерриториальных систем очистки и водоснабжения на основе экологосберегающих технологий и ряд других.

Более того, брендовая политика Камчатского края требует позиционирования как региона с высоким рекреационным и туристическим потенциалом, предполагающего лучшие в макрорегионе условия для мелкого и среднего бизнеса. При таком подходе на первый план выходят требования экологической целесообразности и высокого качества городской среды.

Кроме этого, создание «современного города» на тихоокеанском рубеже России с высоким качеством урбанистической среды может привлечь население не только из близлежащих регионов страны, но также из таких стран АТР как Вьетнам и Филиппины по программе целевой подготовки кадров и замедлить, если не остановить, миграционный дрейф из Камчатского края.

Таким образом, создание Авачинской агломерации является необходимым условием реализации инновационно-кластерного сценария социально-экономического развития Камчатки.

Минерально-сырьевой комплекс

Регионом разработана Стратегия развития и использования минерально-сырьевой базы Камчатского края на период 2009-2025 годы, которая с достаточной глубиной и качеством раскрывает в сценарных предложениях потенциал развития региональной экономики на основе использования минерально-сырьевых ресурсов. Решение ряда основных проблем края, способных улучшить его социально-экономическое положение на фоне других регионов ДФО и России в целом, определено «оптимистическим сценарием», предполагающим масштабное освоение природных ресурсов по всей территории региона, в том числе освоение Западно-Камчатского шельфа. Сценарий становится возможным за счет строительства Транскамчатской автомобильной дороги, связывающей между собой все районы Камчатского края. В этом случае, эффективное освоение минерально-сырьевой базы Камчатки сформирует новую для региона отрасль, вклад которой в ВРП достигнет 50%, что сделает ее важной отраслевой специализацией региона.

Однако освоение указанных месторождений на шельфе подразумевается крупными стратегическими инвесторами на основе федеральных инвестиций. Масштабы таких проектов выходят далеко за собственные возможности региона. Кроме того, получаемые результаты (прибыль, условия налогообложения) дают лишь незначительную отдачу для региональной экономики в силу реализации проекта непосредственно на «федеральном» шельфе. Таким образом, «оптимистичный» сценарий социально-экономического развития региона указанной Стратегии на основе активного использования минерально-сырьевой базы, хотя и мог бы иметь значительную экономическую эффективность как самостоятельный инвестиционный проект, в реальном исполнении не имеет непосредственного отношения к региону.

Анализ возможностей освоения минерально-сырьевой базы Камчатки края собственными силами создает двойственное впечатление.

С одной стороны, в случае комплексного развития инфраструктуры региона (формирование всесезонной опорной транспортной сети и бесперебойное обеспечение электроэнергией создаваемых производств) можно говорить о ближне- и среднесрочной перспективе планирования увеличения добычи золота, платины, никеля; в последующем, расширения этого перечня за счет меди, углеводородного сырья, твердых горючих ископаемых, бальнеологических ресурсов, а также воды и строительных материалов[16].

Освоение месторождений цветных и драгоценных металлов позволит выйти на рынок с предложением следующих видов продукции:

металлы: золото, серебро, платина и платиноиды;

концентраты с последующим металлургическим переделом и получением товарной продукции: никель, медь, молибден, селен, теллур и другие металлы.

Таблица 4. Добыча полезных ископаемых в Камчатском крае

Полезное ископаемое Объем добычи, годы Обеспеченность разведанными
запасами
С1 + С2
Ед. изм. 2005 2006 2007
Золото, всего, в т.ч.: Кг 181 1385 2447  
Золото коренное Кг - 1195 2338 10 лет
Золото россыпное Кг 181 190 110 1 год
Платина россыпная Кг 3036 2518,6 2078 1 год
Природный газ млн. м3 9,46 9,265 9,04  
Уголь, всего, в т.ч.: тыс. т 27,545 43,1 21  
Уголь каменный тыс. т 11 16,9 8,3 27 – 35 лет
Уголь бурый тыс. т 16,545 26,2 12,7 43 года
Никель Т 179 707 2175 26 лет
Медь Т 25 100 300 20 лет
Кобальт Т 4,8 20 50 34 года

Всего за период 2008-2025 гг. в Камчатском крае при сохранении текущих цен на минеральное сырье может быть произведено 263 т золота, 43 т платины, 114 тыс. т никеля, 17 тыс. т кобальта.

При этом суммарные инвестиции в доразведку, создание добычной инфраструктуры горной промышленности в период до 2025 года оцениваются на уровне 36,06 млрд. руб., в т.ч. золото – 26,1 млрд. руб., платина – 6 млрд. руб., цветные металлы – 3,96 млрд. руб.

Через 10-12 лет начнется стагнация горного комплекса. Сводка доходов и расходов в целом по приоритетным объектам освоения минерально-сырьевой базы Камчатского края за период с 2008 по 2025 год (в ситуации усиления роли горнодобывающей промышленности в экономике региона) приведена в таблице ниже.

Таблица 5. Свод доходов и расходов по приоритетным объектам освоения минерально-сырьевой базы Камчатского края за период с 2008 по 2025 год

Наименование показателей Единица измерения Значение  
Геологические запасы      
Золото т 282  
Серебро т 1 230  
Никель тыс.т 109  
Кобальт тыс.т 12  
Медь тыс.т 11  
Платина т 44  
Эксплуатационные запасы      
Золото т 264  
Серебро т 814  
Никель тыс.т 114  
Кобальт тыс.т 19  
Медь тыс.т 10  
Платина т 51  
Инвестиционные расходы с НДС млн.руб. 36 066  
Цена товарной продукции      
Золото руб./кг 578 704  
серебро руб./кг 9 259  
никель руб./кг 600  
кобальт руб./кг 1 200  
медь руб./кг 156  
платина руб./кг 1 157 407  
Производство товарной продукции в натуральном выражении за период до 2025 г. при выходе на максимальную производительность
золото т 238 16,2
серебро т 638 51,2
никель тыс.т 94 8,2
кобальт тыс.т 15 1,6
медь тыс.т 7 0,5
платина т 44 2,6
Стоимость товарной продукции млн.руб. 269 319 19 705
золото   137 675 9 378
серебро   5 909 474
никель   56 352 4 920
кобальт   17 908 1 896
медь   1 105 85
платина   50 370 2 951
Полные эксплуатационные затраты, в т.ч.   124 170 9 432
налог на добычу   17 948 1 337
налог на имущество   6 132 303
экологические платежи   1 347 99
амортизация   21 980 1 488
Валовая прибыль   145 149 10 273
Прибыль до налогообложения   123 169 8 785
Налог на прибыль   30 070 2 108
Чистая прибыль   93 099 6 677
Свободные денежные средства   120 581 8 165
Совокупные налоговые поступления   60 984  
ЧДД государства   26 202  

Анализ рынка металлов, пользующихся устойчивым спросом, таких как золото, серебро, никель, медь устанавливает практически для всех отмеченных металлов тенденцию роста цен. Эта ситуация позволяет прогнозировать на ближне- и среднесрочный периоды стабильное инвестирование горного комплекса Камчатского края отечественными и иностранными предпринимателями при условии создания инвестиционной среды в регионе.

Данные проекты за вычетом инфраструктурных затрат могут иметь в рамках названного прогнозного периода значимую эффективность для региона и отразиться на увеличении его ВРП на единицы, а возможно, и десятки процентов. В то же время, инфраструктурные затраты для получения столь внушительных эффектов недоступны ни местным инвесторам, ни региональному бюджету.

С другой стороны, возможны более крупные проекты минерально-сырьевой направленности, в первую очередь, на Западно-Камчатском шельфе Охотского моря. Такие проекты, как уже говорилось, потребуют инвестиций только федерального уровня, стратегических соинвесторов федерального или международного масштаба, тогда как эффекты проекта будут иметь самое незначительное отношение к региональному бюджету.

Соответственно, в планировании стратегического развития края попытка опереться на минерально-сырьевой комплекс, как на основной источник конкурентоспособности территории, не может считаться рациональным решением. В то же время, если край подразумевает в рамках основных стратегических проектов создание соответствующей инфраструктуры, готовой попутно поддержать осуществление отдельных проектов минерально-сырьевого комплекса, то последние приобретают реальную базу для своего полноценного развития. В этом отношении, проекты даже относительно небольшого масштаба повышают свой статус в региональной экономике за счет созданных для их реализации инфраструктурных условий.

Таким образом, реализация инновационного сценария Стратегии социально-экономического развития Камчатского края до 2025 года на основе кластерного подхода позволяет создать инфраструктурные предпосылки для, безусловно, эффективного использования минерально-сырьевого комплекса в экономике региона с ростом его доли в ВРП с 4% до 15-20%.

Развитие минерально-сырьевой базы неразрывно связано с развитием всего горного комплекса Камчатского края, поскольку разведочные работы практически по всем полезным ископаемым являются прерогативой субъектов предпринимательской деятельности. В сферу деятельности горного комплекса вовлечены геологические предприятия, научно-исследовательские учреждения, горнодобывающие, перерабатывающие предприятия, а также специализированные организации, занимающиеся проектированием, строительством, утилизацией отходов горного производства и рекультивацией территорий после завершения добычи работ.

При осуществлении данного сценария, на территории края появятся новые центры экономической активности: Мильково, Соболево, Тиличики. Численность населения и уровень жизни данных населенных пунктов возрастет, а общая численность населения Камчатского края стабилизируется.

Появление новой отрасли экономической специализации Камчатского края влечет за собой снижение уровня официальной безработицы (до 6-7%), ускорение темпов роста реальных доходов жителей, повышение уровня жизни в ряде населенных пунктов области.

Для снижения вероятности срабатывания сопутствующих реализации развития минерально-сырьевой базы рисков инвестиционных проектов в Камчатском крае планируется разработать и внедрить матрицу рисков инвестиционных проектов, как базовое условие заключения лицензионного и инвестиционного соглашений между частным инвестором и государством[17].


7. Предполагается максимальное использование существующих мощностей порта, сонаправленное с реализацией проектов по их увеличению.

8. Рост грузоперевозок по трассам СМП за счет активизации внутрироссийского транзита, а также увеличение каботажных перевозок Камчатского края.

9. Петропавловск-Камчатский становится восточных аналогом Мурманского транспортного узла (МТУ), соответственно, способен обеспечить соответствующий грузооборот (согласно прогнозам развития МТУ его грузооборот уже к 2015 г. достигнет 60 млн. т), который формируется в том числе и за счет переключения части транзитных перевозок, ранее проходивших южным путем через Суэцкий канал, их объем предварительно оценивается в 40 млн. т. – это около 10% объемов перевозок этого маршрута в настоящее время.

10. Дальнейшее наращивание транзитного потенциала СМП и переключение дополнительных транспортных потоков между Европой и Азией, а также становление порта Петропавловск-Камчатский как аналога порта Ванкувер – одного из крупнейших транспортных узлов северо-восточного побережья Тихого океана.

11. Предполагает поступательное развитие порта и обеспечение внутрироссийского транзита по трассам СМП.

12. Предусматривает развитие порта для решения задач внутрирегионального транспортного обеспечения и предусматривает полноценное использование и поддержание существующих на настоящее время мощностей.

13. На территории курорта действует 4 детских оздоровительных лагерей, 10 санаториев и профилакториев, около 40 туристических баз, несколько бассейновых комплексов, гостиница уровня 4 звезд.

14. п. 5 протокола заседания Правительственной комиссии по вопросам регионального развития в Кисловодске от 10.08.2009 г. №4 рекомендовано развитие санаторно-курортных организаций на основе государственно-частного партнерства.

15. Границы городских агломераций не являются постоянными. Это связано с тем, что транспортная сеть городов непрерывно развивается: строятся новые и совершенствуются уже существующие дороги, возникают современные развязки и путепроводы, принципиально меняются характеристики транспортных средств, что позволяет совершать поездки на более длительные расстояния за меньшее время. Это приводит к изменению картины маятниковых миграций. Как следствие с течением времени меняются очертания городских агломераций. Кроме того, к расширению границ агломераций способно привести целенаправленное воздействие со стороны органов власти территорий, входящих в агломерацию, а именно проведение политики по совершенствованию транспортной инфраструктуры, созданию условия для вывода предприятий за границы центрального города, и т.п. в результате, однажды выделенные границы требую постоянного уточнения в связи с происходящими изменениями.

16. Поддержание и наращивание уровня добычи полезных ископаемых возможно при постоянном наращивании объемов геологоразведочных работ как за счет недропользователей, так и за счет федерального бюджета. Современная степень изученности минерально-сырьевой базы Камчатского края составляет всего 4% (для сравнения: Приморский край – 51%, Хабаровский край – 46%, Якутия – 10%, Магаданская область – 6%), что является ярким индикатором нереализованности минерально-сырьевого потенциала региона.

17. Опыт отработки Покровского золоторудного месторождения в Амурской области с применением кучного выщелачивания свидетельствует, что степень воздействия ГОКа на окружающую среду минимальна. Почти десятилетний период его деятельности не сопровождался нарушениями природоохранного законодательства и норм воздействия на окружающую среду.

далее»» 1.3.2. Коммуникационное обеспечение целевого сценария развития

Содержание

Все статьи