1.3.6. Пространственное развитие Камчатского края

Административно-территориальное устройство Камчатского края по состоянию на 1 января 2008 года включает в себя: 3 города краевого подчинения: Петропавловск-Камчатский, Елизово и Вилючинск (в ведении федерального центра) и 11 районов: Елизовский, Мильковский, Соболевский, Усть-Большерецкий, Усть-Камчатский, Алеутский, Быстринский, Карагинский, Олюторский, Пенжинский и Тигильский.

Территория края малообжитая, плотность населения составляет 0,7 чел./кв.км. При этом более трех четвертей населения региона проживает в Петропавловско-Елизовской агломерации, тогда как на остальных территориях края расселение носит очаговый характер и сосредоточено в основном в устьях нерестовых рек. Рыболовство является одним из основных источников занятости населения.

Более половины населения края сконцентрирована в административном центре – в г. Петропавловск-Камчатский, где плотность населения составляет около 487 чел. на кв.км.

Елизовский район – второй по численности населения в разрезе административно-территориальных единиц Камчатского края (64,5 тыс.человек). В составе района 25 сельских населенных пункта и город Елизово – районный центр, находящийся на первом месте по плотности населения в крае – 565 чел. на кв.км.

Все территории Камчатского края включены в перечень традиционного проживания народностей Севера. Наиболее компактное проживание КМНС в Быстринском и Алеутском районах, в Корякском округе. Средний показатель плотности населения равен 0,1 чел. на кв.км. Наибольшая плотность в Алеутском районе (0,4 чел. на кв.км.), наименьшая в Пенжинском (0,02 чел. на кв.км.), где на площади 116,1 тыс.кв.км проживает менее 3000 человек.

Численность населения районов, входящих в состав Корякского округа, 21,9 тыс.человек. В составе населения преобладают сельские жители – 72,8% от общей численности. Среднее число жителей на один населенный пункт – 590 человек.

Концентрация населения в Петропавловско-Елизовской агломерации, а также его высокая степень урбанизированности (85,3%) означают, в первую очередь, что именно здесь сосредоточена главная часть экономической жизни края, что другие районы не привлекательны для жизни человека в его комплексной оценке, и что нужно переходить на принципиально новые схемы организации производства на территории, особенно в той его части, которая преимущественно ориентирована на добычу и переработку природных ресурсов. Уже сегодня ясно, что население будет продолжать концентрироваться в Петропавловско-Елизовской агломерации, имеющей более благоприятные условия для воспроизводства человека в сравнении с любым другим районом на Камчатке.

Ранее сложившееся производство, привязка населенных пунктов и предприятий к достаточно крупным для эксплуатации ресурсам (рыба, лес, уголь, сельхозугодия) не прошли проверку на рыночность. Стягивание населения и производства края в агломерацию – это реальный процесс, который имеет и долговременные, и конъюнктурные основания. Долговременными основаниями являются: истощение лесосырьевой базы, сокращение в десятки раз возможностей заготовки делового круглого леса в доступных для разработки районах края, отсутствие на большей территории края высокоэффективных для промышленной добычи и переработки видов сырья, ухудшение экономических условий для производства в сельском хозяйстве в связи с высокими ценами на топливо и энергоресурсы. Освоение ресурсов прибрежных и центральных районов уже сейчас ориентируется на вахтовые и сезонные организации производства, из чего следует, что к старым формам прикрепления человека к району проживания возврата в ближайшее время не будет.

Таким образом, главной тенденцией территориального развития экономики края является концентрация хозяйства и населения в зоне влияния трех городов: Петропавловска-Камчатского, Елизова, Вилючинска. Здесь формируются общедемографические, социальные, образовательно-культурные условия осуществления полного цикла воспроизводства человека в максимально возможных составных частях. Сосредоточение в этой зоне практически в полной мере промышленности края, науки, высшего образования создает условия для формирования здесь локальной технопарковой зоны, что полностью соответствует задачам инновационного сценария развития.

Северные территории

На протяжении длительного периода на территории Камчатского края сохраняется значительная дифференциация в социально-экономическом развитии районов, при этом основные показатели социально-экономического развития северных районов – районов традиционного проживания коренных малочисленных народов Севера, имеют худшую динамику и направленность основных показателей, чем в целом по территории. На севере края уровень и качество жизни населения значительно хуже, чем в центральной и южной части полуострова. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума на Севере Камчатки соответствует 48%.

Сохраняются негативные процессы в динамике и неопределенности развития всех видов экономической деятельности северных районов края, в том числе и оленеводства, усугубляется сложная ситуация в системе медицинского, культурно-бытового и транспортного обеспечения.

Территориальная дифференциация социально-экономического развития Камчатского края в значительной степени обусловлена инфраструктурными ограничениями и, как следствие, слабым развитием производственного потенциала. В северной части региона, включая всю территорию Корякского округа, практически отсутствуют автомобильные дороги – имеется 130 км на 300 тыс. кв. км территории и 29 населенных пунктов. Утеряна имевшаяся ранее сеть регулярных грузопассажирских каботажных перевозок. Себестоимость внутрикраевых авиационных перевозок превышает критический уровень. Объекты транспортной инфраструктуры имеют высокие показатели износа.

Различия в социально-экономическом развитии Камчатского края оказывают значительное влияние на эффективность функционирования экономики региона в целом, стратегию и тактику институциональных преобразований и социально-экономической политики, затрудняют проведение единой политики социально-экономических преобразований в регионе.

Комплексная оценка динамики социально-экономического развития районов Камчатского края показывает, что в наихудшем положении находятся северные районы территории (Корякский округ, Алеутский, Быстринский, Соболевский, Мильковский, Усть-Камчатский районы Камчатского края). Северная часть края при рейтинговой оценке инвестиционного климата отнесена к территориям с низким потенциалом и экстремальными рисками.

По уровню социально-экономического развития, качеству жизни населения северные районы резко отстают от среднекраевого и еще более – от среднероссийского уровня. По показателям миграционная убыль населения, смертность населения, детская смертность, покупательная способность доходов населения, степень расслоения населения по уровню доходов, уровень официально зарегистрированной безработицы различия в развитии районов Камчатского края достигли критического уровня.

В территориальном разрезе, на фоне роста доходов населения полуострова в целом, доходы населения северных районов края имеют существенно худшую динамику. Проживание в неблагоприятных природно-климатических условиях Крайнего Севера (к которому отнесена вся территория края) наносит невосполнимый ущерб здоровью живущего здесь населения. Ожидаемая продолжительность жизни в Камчатском крае на 1,8 года, по ДВФО в целом на 3 года, а по Корякскому округу на 14 лет ниже, чем в среднем по Российской Федерации. Средняя продолжительность жизни мужчин в Корякском округе не достигает величины пенсионного возраста (в 2005 году средняя продолжительность жизни мужчин составляла 34-45 лет).

Миграционный отток населения из северных районов Камчатского края продолжает превышать средний уровень по ДВФО. В целом, среднегодовая численность постоянного населения за последние 17 лет (2007 г. по отношению к 1990 г.) в Корякском округе снизилась на 41,1%, а в Камчатском крае – на 27,4%.

Уровень рождаемости (число родившихся на 1000 чел. населения) в Корякском округе по сравнению с Камчатским краем в целом более высокий (в 2002 г. – 12,2 и 10,8 родившихся на 1000 жителей в округе и крае соответственно, в 2003 г. – 10,9 и 10,8, в 2004 г. – 14,1 и 11,1, в 2005 г. 12,7 и 11,0, в 2006 г. 11,8 и 11,0, в 2007 г. – 13,27 и 11,31). При этом удельная естественная убыль населения (превышение числа умерших над числом родившихся в расчете на 1000 чел. населения) в округе, за счет более высокого уровня смертности, устойчиво превышает значение аналогичного показателя края кратно – в 2002 г. в 4,33 раза, в 2003 г. в 5,6 раза, в 2004 г. в 4,6 раза, в 2005 г. в 4,6 раза, в 2006 г. в 14 раз. В 2007 году ситуация несколько изменилась, в крае впервые с 1999 года число родившихся превысило число умерших, коэффициент естественного прироста составил 0,14, в Корякском округе коэффициент естественной убыли – 3,05.

На протяжении длительного периода сохраняется высокий уровень смертности населения данных районов, при этом показатели детской смертности достигли критического уровня и значительно превышают среднероссийский и среднекраевой уровень.

Коренные малочисленные народы

Коренные малочисленные народы Севера отличает особая традиционная культура, тип хозяйственной деятельности и образ жизни. В этом качестве они представляют собой «этническую ценность», в сохранении которой заинтересовано все мировое сообщество.

Генеральная Ассамблея ООН на заседании 62-й сессии «Поощрение межрелигиозного и межкультурного диалога, взаимопонимания и сотрудничества на благо мира» постановила (резолюция 62/90):

- провозгласить 2010 год Международным годом сближения культур и рекомендует организовать в течение этого года соответствующие мероприятия, посвященные межрелигиозному и межкультурному диалогу, взаимопониманию и сотрудничеству на благо мира, в том числе диалог на высоком уровне и/или неформальные интерактивные слушания совместно с гражданским обществом[23].

Согласно Концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ[24] среди народов, проживающих в Российской Федерации, особое место занимают коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока (далее – малочисленные народы Севера), права которых гарантируются Конституцией РФ, а также законодательством Российской Федерации в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации.

Устойчивое развитие малочисленных народов Севера предполагает укрепление их социально-экономического потенциала, сохранение исконной среды обитания, традиционного образа жизни и культурных ценностей на основе целевой поддержки государства и мобилизации внутренних ресурсов самих народов в интересах нынешнего и будущих поколений. Меры государственной поддержки (в виде льгот, субсидий, квот на использование биологических ресурсов) также законодательно закреплены. Льготы для представителей малочисленных народов Севера, проживающих в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности и занимающихся традиционными видами хозяйственной деятельности, предусмотрены Налоговым кодексом Российской Федерации, Лесным кодексом Российской Федерации, Водным кодексом Российской Федерации и Земельным кодексом Российской Федерации.

Однако льготы[25] и другие механизмы поддержки, не имеющие под собою инфраструктурной, образовательной, в целом, системной базы – не дают возможности коренным народам Севера полноценно воспользоваться благами государства. Несмотря на предпринимаемые меры, положение малочисленных народов Севера в последние десятилетия осложнено неприспособленностью их традиционного образа жизни к современным экономическим условиям. Низкая конкурентоспособность традиционных видов хозяйственной деятельности обусловлена малыми объемами производства, высокими транспортными издержками, отсутствием современных предприятий и технологий по комплексной переработке сырья и биологических ресурсов.

Кризисное состояние традиционных видов хозяйственной деятельности привело к обострению социальных проблем. Уровень жизни значительной части граждан из числа малочисленных народов Севера, проживающих в сельской местности или ведущих кочевой образ жизни, ниже среднероссийского. Уровень безработицы в районах Севера, где проживают малочисленные народы Севера, в 1,5 – 2 раза превышает средний по Российской Федерации.

Интенсивное промышленное освоение природных ресурсов северных территорий Российской Федерации также существенно сократило возможности ведения традиционных видов хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера. Из традиционного хозяйственного оборота изъяты значительные площади оленьих пастбищ и охотничьих угодий. Часть используемых прежде для традиционных промыслов рек и водоемов в связи с экологическими проблемами потеряли свое рыбохозяйственное значение[26].

Нарушение традиционного уклада жизни в 1990-е годы привело к развитию целого ряда заболеваний и патологий среди представителей малочисленных народов Севера. Значительно выше среднероссийских показателей среди этих народов показатели младенческой (в 1,8 раза) и детской смертности, заболеваемости инфекционными заболеваниями и алкоголизмом.

Проводившаяся государством политика интенсивного включения народов Севера в экономическую жизнь страны, перевода кочевого населения на оседлость, осуществлявшаяся без учета особенности их уклада жизни и культуры, вела к разрушению традиционного национального хозяйственного комплекса как основы жизнедеятельности северных этносов.

Все это обусловило серьезные негативные процессы в развитии северных народов: постепенную утрату национально-культурного своеобразия, языка и традиционных форм хозяйствования, разрушение среды обитания, низкий уровень жизни, физическую деградацию их малочисленных популяций. Даже в отраслях традиционного хозяйства малочисленных народов Севера сегодня не приходится говорить о каком-либо благополучии.

В этой связи становится актуальным ориентироваться при решении вопросов регионального развития на заявленные Концепцией устойчивого развития КМНСС ДВ Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 4 февраля 2009г. № 123-р принципы:

- комплексность решения задач социально-экономического и этнокультурного развития малочисленных народов Севера;

- координацию действий органов государственной власти и органов местного самоуправления при решении вопросов социально-экономического и этнокультурного развития малочисленных народов Севера;

- обеспечение эффективного участия малочисленных народов Севера в достижении своего устойчивого развития;

- признание значения земли, других природных ресурсов, включая биологические, и благополучия окружающей природной среды как основы традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера;

- рациональное использование земель и других природных ресурсов в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности;

- признание права малочисленных народов Севера на приоритетный доступ к рыбопромысловым участкам и охотничьим угодьям, к биологическим ресурсам в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности;

- необходимость участия представителей и объединений малочисленных народов Севера в принятии решений по вопросам, затрагивающим их права и интересы, при освоении природных ресурсов в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности;

- необходимость оценки культурных, экологических и социальных последствий предлагаемых к реализации проектов и работ в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера;

- возмещение ущерба, нанесенного исконной среде обитания, традиционному образу жизни и здоровью малочисленных народов Севера;

- создание комфортных условий проживания в национальных поселках.

Рис. 39. Плотность населения по районам Камчатского края

Рис. 39. Плотность населения по районам Камчатского края

В соответствии с действующим законодательством Российской Федерации все муниципальные районы (городские округа) Камчатского края отнесены к местам традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации, перечень которых утвержден Распоряжением Правительства РФ от 8 мая 2009 г. № 631-р.

Население районов компактного проживания коренных и малочисленных народов Севера составляет 7,5% всего населения края и насчитывает 11 национальностей, отнесенных к малочисленным народностям Севера. Наиболее многочисленная народность, коряки, проживает в районах Корякского округа (97%); более половины эвенов (53%) – в Быстринском районе; практически все чукчи (99%) – в Олюторском районе; 90% ительменов – в Тигильском районе; 95% алеутов – в Алеутском районе.

По данным Всероссийской переписи 2002 года в Камчатском крае зарегистрировано 7328 коряков (2% населения края), 2296 ительменов, 1881 камчадалов, 1779 эвенов, 1487 чукчей, 446 алеутов. Численность других национальностей, включенных в Единый перечень коренных малочисленных народов РФ, утвержденных постановлением Правительства РФ от 24 марта 2000 г. № 255, составляла менее 100 человек.

Площадь Алеутского, Быстринского районов и Корякского округа составляет 317,5 тыс. кв. км (68,4% территории Камчатского края). Плотность населения – 0,075 человека на 1 кв. км.

Географически места традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера расположены на всей территории полуострова Камчатка, включая Командорские и Карагинский острова.

Обеспечение занятости малочисленных народов Севера является фактором социально и экономически устойчивого развития их жизнедеятельности, хозяйствования и духовного возрождения в современных условиях путем целенаправленного, системного, согласованного и эффективного применения различных экономических рычагов и механизмов, учитывающих специфичность бытия малочисленных народов Севера[27].

В частности, в соответствии со ст. 15 Федерального конституционного закона от 2 июля 2006 года № 2-ФКЗ «Об образовании в составе Российской Федерации субъекта Российской Федерации в результате объединения Камчатского края и Корякского автономного округа» в целях обеспечения прав и законных интересов коренных малочисленных народов на территории Камчатского края органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти Камчатского края и органы местного самоуправления муниципальных образований оказывают им помощь в сохранении национальной самобытности, развитии их национальных языков и национальных культур, в том числе путем наделения федеральными законами и законами Камчатского края органов местного самоуправления муниципальных образований государственными полномочиями в области защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных малочисленных народов, проживающих на территориях данных муниципальных образований.

Особенность регулирования экономики коренного населения состоит также в том, что экономику этих народов целесообразно рассматривать, как совершенно уникальную социально-экономическую категорию, имеющую специфические особенности определяющего характера, проявление которых заключается в значительном снижении эффективности использования традиционных способов регулирования занятости населения и снижении их приоритетности. В первую очередь это связано со спецификой традиционного хозяйства коренного населения, которая заключается в том, что на протяжении всей истории, например, корякского народа, традиционное хозяйство с технологической точки зрения изменилось очень мало. Традиционные виды деятельности характеризуются одними и теми же переходящими от поколения к поколению приемами и способами труда, которые практически в неизменном виде передаются в процессе социального наследования. Поэтому внедрение новых, совершенно не связанных с традиционным хозяйством коренных народов видов хозяйственной деятельности не будет столь эффективно, как это обычно ожидается при традиционном подходе к регулированию занятости населения. Разрабатываемые мероприятия по регулированию занятости коренного населения должны быть привязаны либо к традиционному виду деятельности, либо к традиционному для коренного населения способу хозяйствования. Социальная значимость предоставления коренному населению возможностей трудовой деятельности в привычной хозяйственной сфере делает желательным поиск условий для ее расширения. Некоторые возможности открываются здесь на пути усиления комплексности развития отраслей в направлении углубления внутрихозяйственной переработки продукции, т.е. доведения процесса производства до выпуска готового продукта или полуфабриката.

Таким образом, специфическая особенность регулирования занятости коренного населения состоит в необходимости параллельного решения двух проблем:

- стабилизации развития существующих форм занятости коренных малочисленных народов Севера;

- создания производств с нетрадиционными формами хозяйствования на базе традиционных способов занятости.

В качестве одного из примеров решения данного вопроса Камчатским краем можно рассматривать проект по комплексному обустройству этнических территорий проживания и хозяйственной деятельности.

Психофизиологические особенности развития коренных народов, давно признанные мировым научным сообществом, диктуют необходимость формирования специфических форм и средств обучения, программ профессиональной подготовки, учитывающих эти особенности и соответствующих действительным нуждам различных групп коренного населения. Поскольку применяемые в районах проживания малочисленных народов Севера программы и методики обучения до последнего времени мало отличались от принятых в других территориях страны, они не отвечали задачам развития аборигенного населения. Необходимо кардинально изменить подход к системе воспитания и образования детей коренного населения в детских дошкольных учреждениях и школах. Необходимо разрабатывать для всех видов учебных заведений, включая дошкольные, сохраняющие здоровье, поддерживающие и развивающие природные дарования обучающихся, программы и методики воспитания и обучения, адаптированные к особенностям восприятия малочисленных северных народов. Образование и специальное обучение должны быть сориентированы на особые потребности этнонациональных групп, включая их историю, систему жизненных, трудовых и культурных ценностей.

Указанные специфические особенности жизни коренных народов не отменяют традиционных подходов к регулированию занятости и не означают, что каждый представитель коренных народов должен быть непременно рыбаком или оленеводом. Лица из числа коренных народов Севера, изъявившие желание продолжить свое образование, или пройти курсы повышения квалификации и т.д., должны получить такую возможность на общих основаниях.

Сложные природно-климатические условия, уязвимость традиционного образа жизни и малочисленность каждого из народов Севера обусловили необходимость формирования не только особой государственной политики в отношении их устойчивого развития, но и создание собственных региональных подходов, предусматривающих системные меры по сохранению самобытной культуры, традиционного образа жизни и исконной среды обитания этих народов.

Учитывая специфические особенности Камчатского края[28], вопрос становления хозяйственной системы региона будет решаться неоднозначно. Хотя в основе своей он неизбежно един в методологии – первичная организация опорных баз и коммуникаций с последующим наращиванием экономического потенциала на северных и южных территориях.

Под опорными базами подразумевается естественное укрупнение населенных пунктов северных территорий края за счет обеспечения их инфраструктурой, обуславливающей комфортные условия для проживания: социальной, транспортной, энергетической, телекоммуникационной, ЖКХ. В отличие от южных территорий, северная инфраструктура должна характеризоваться мобильностью, локальностью и компактностью. В частности, предполагается развитие локальных высокотехнологичных энергосистем с использованием собственной топливной ресурсной базы[29]. Создание работоспособного северного транспортного каркаса возможно за счет новых транспортных подсистем с использованием амфибийных транспортных средств. Такие подсистемы полностью интегрируются в основную транспортную систему края. Внедрение эффективных моделей ЖКХ, отвечающих особенностям общинных поселений коренных народов.

Формирование современной социальной среды вокруг человека, работающей на улучшение его здоровья, образования, условий труда, повышение конкурентоспособности и доходов, целесообразно в условиях северных территорий края реализовывать по принципу социально-сервисных центров. Центры, направленные на социально-сервисное обслуживание населения, являют собой новый градостроительный элемент в облике современного здания, оснащенного доступом к информационно-телекоммуникационным сетям, объединяющего в себе функции образовательные (школа и детский сад, дополнительное образование для взрослых с элементами дистанционного образования), культурные (библиотека с доступом в Интернет, клуб, кинозал, художественная мастерская и т.п.), оздоровительные (обязательная медицинская помощь на уровне общетерапевтической практики с использованием элементов телемедицины), бизнес-центров и т.п. Деятельность такого унифицированного социального центра отличается тем, что также рассчитана на работу его служащих с единичными представителями коренных народов, носит индивидуальный подход, имеет комплексное методологическое и методическое решение по взаимодополняемости всех заявленных социально-сервисным центром функций, что является отличительной особенностью проживания в малочисленных поселениях коренных народов Севера.

Здесь необходимо заметить, что популярные декларации о необходимости снижения дифференциации социально-экономического развития территорий вызывают серьезные сомнения с точки зрения эффективности и, в конечном счете, возможности их осуществления. Есть основания сомневаться, что данный подход может быть реализован на практике в нашей огромной стране вообще и в Камчатском крае в частности.

Показателен опыт Канады, близкой нам по основным геоэкономическим характеристикам территории, отказавшейся от идеи снижения дифференциации социально-экономического развития различных территорий посредством реализации соответствующих стратегических программ. Такие программы в Канаде решили заменить на внедрение механизмов, обеспечивающих безусловные гарантии государства конституционных прав граждан. Следствием такого изменения политики стало, например, уменьшение количества населенных пунктов в малопригодных для постоянного проживания территориях (суровый климат, неразвитость инфраструктуры) и увеличение объемов работ в северных территориях выполняемых вахтовым методом. Последнее подразумевает совершенно иное отношение к обеспечению безопасности жизнедеятельности, созданию социальной инфраструктуры и т.д. и, соответственно, иной уровень и направления расходования бюджетных средств. Изменение подхода на практике подразумевает существенно разные стратегические решения. Не решение вопроса территориального дисбаланса, а снижение дисбалансов в качестве жизни населения. Например, отказ от «территориального» принципа будет подразумевать не строительство относительно дорогой школы и медицинского пункта в труднодоступной и мало заселенной «глубинке», а создание элементов транспортной инфраструктуры и закупку достаточного количества транспортных средств, например, вертолетов или амфибий, позволяющих в короткие сроки и, безусловно, обеспечить жителям отдаленных территорий исполнение их конституционных прав на образование, здравоохранение и свободу перемещения. Конечно, может применяться и комбинация подходов в зависимости от конкретных условий.

Категория «качество жизни» является интегральной характеристикой жизни людей, раскрывающей не только жизнедеятельность, жизнеобеспечение, но и жизнеспособность населения/народа как целостного социального организма. Качество жизни населения можно рассматривать, в том числе, как интегральный критерий оценки эффективности деятельности Правительства края.

«Качество жизни» пока не имеет однозначного определения. Согласно программе развития ООН, основными показателями, характеризующими качество жизни, являются ожидаемая продолжительность жизни, образование и уровень ВВП на душу населения. Одновременно, качество жизни рассматривают как сложную синтетическую категорию, аккумулирующую все существенные для личности условия существования, уровень развития и степень удовлетворения всего комплекса потребностей и интересов людей. К компонентам этой категории отнесены товары и услуги, доходы, сбережения, духовные потребности, личная безопасность и другие атрибуты социальной комфортности, а также состояние среды обитания. И хотя концепция качества жизни гораздо глубже и богаче того, что может отразить любой из интегральных показателей, для мониторинга показателей прогресса в области развития человека нужен максимально простой инструмент.

На наш взгляд, в качестве такого показателя целесообразно рассматривать индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), предложенный группой специалистов Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН). ИРЧП является составным индексом, включающим основные показатели, характеризующие удовлетворение основных видов потребностей населения и отражающих наиболее важные аспекты качества жизни.

ИРЧП определяется как средняя арифметическая из индексов трех показателей: ожидаемой продолжительности жизни при рождении; достигнутым уровнем образования; реальным объемом ВВП в расчете на душу населения (в долларах на основе паритета покупательной способности (ППС). Индекс каждого показателя рассчитывается по формуле:

формула ИРЧП

где хi – фактическое значение i-го показателя; хimin и хimax – соответственно минимальное и максимальное значение i-го показателя.

Поскольку качество жизни – многофакторное понятие, для его оценки важно учесть все составляющие. Для оценки качества жизни какого-либо социального слоя населения или региона могут быть проведены дополнительные расчеты. Так уровень удовлетворения финансовыми доходами может быть определен по формуле:

уровень удовлетворения финансовыми доходами

где Зср – среднемесячная заработная плата работающих, руб.; Нр – численность работников, занятых в экономике, тыс. человек; Пср – средний размер начисленных пенсий, руб.; Нп – численность пенсионеров, тыс. человек; Сп.м. – средний прожиточный минимум за месяц, руб.; Н – численность постоянного населения.

Наряду с основными доходами при расчете показателя уровня удовлетворения финансовыми доходами могут учитываться и дополнительные показатели, например, такие как: динамика измерения банковских сбережений населения – рост суммы сбережений могут говорить о росте благосостояния, а ее уменьшение – об ухудшении; доходы населения из дополнительных источников, которые для некоторых категорий населения могут быть значительными. Сюда можно отнести, кроме основного заработка, доходы от работы без официального оформления, от вложений финансовых средств, от сдачи недвижимости в аренду и т.п.

С учетом этих показателей уровень удовлетворения финансовыми доходами может быть рассчитан по формуле:

уровень удовлетворения финансовыми доходами 2

где Сп.м. – прожиточный минимум в среднем за месяц руб.; Бс – общая сумма вкладов населения в сберегательных банках, тыс. руб.; Ди – общая сумма дополнительных доходов населения, тыс. руб.

Расчет показателей качества жизни – не конечная цель проводимых исследований. Главной задачей является использование показателей качества жизни как инструмента управления экономическим развитием страны, региона. При этом работа должна проводиться в следующей последовательности:

• сбор статистических данных;

• расчет показателей качества жизни;

• анализ ситуации и определение факторов, влияющих на искомый результат;

• разработка математических моделей взаимосвязи качества жизни и факторов, ее определяющих;

• оценка эффективности инвестиций в формирование качества жизни, качества человеческого потенциала;

• разработка программы повышения качества жизни населения.

Главным направлением развития качества управления регионом является разработка и реализация концепции управления качеством жизни. По результатам оценки его состояния должны приниматься научно обоснованные управленческие действия (вырабатываться управляющими органами соответствующая региональная экономическая политика), нацеленные на ликвидацию наиболее острых региональных диспропорций и постепенное снижение дифференциации территорий края по качеству жизни населения.

23. 21 декабря 1993 года Генеральной Ассамблеей ООН было провозглашено Первое Международное десятилетие коренных народов мира с целью укрепления международного сотрудничества в решении проблем, стоящих перед коренными народами в таких областях, как права человека, окружающая среда, развитие, образование и здравоохранение (резолюция 48/163). Второе Международное десятилетие было провозглашено 20 декабря 2004 года с целью дальнейшего укрепления сотрудничества в этих областях, включая экономическое и социальное развитие (резолюция 59/174). Ассамблея просила Генерального секретаря назначить заместителя Генерального секретаря по экономическим и социальным вопросам координатором второго Десятилетия и предложила Правительствам принять меры к тому, чтобы планирование и осуществление мероприятий и достижение целей второго Десятилетия обеспечивались на основе самого широкого сотрудничества с коренными народами.

24. Концепция утверждена распоряжением Правительства РФ от 4 февраля 2009 г. N 132-р

25. Значительным достижением стало формирование финансовых инструментов государственной поддержки социально-экономического развития малочисленных народов Севера. За последние 15 лет в Российской Федерации были реализованы 3 федеральные целевые программы, а также многочисленные региональные целевые программы и подпрограммы по социально-экономическому развитию малочисленных народов Севера, призванные сформировать условия для их устойчивого развития за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и внебюджетных источников.

26. Требует совершенствования законодательное регулирование создания территорий традиционного природопользования, которые могут стать эффективным инструментом сохранения и развития традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера.
Также необходимо внесение изменений в земельное законодательство в части установления безвозмездного срочного пользования малочисленными народами Севера земельными участками для традиционного природопользования, в Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» – в части установления полномочий органов местного самоуправления по защите исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных народов Севера, в законодательство о рыболовстве и животном мире – в части приоритетного доступа малочисленных народов Севера к рыбопромысловым участкам и охотничьим угодьям, к водным биологическим ресурсам и охотничьим животным.

27. Наиболее полно проблема занятости коренных народов Камчатского края и перспективные пути решения рассмотрены в документе Камчатского края «Стратегия обеспечения устойчивого развития традиционных форм хозяйствования и промыслов коренных малочисленных народов Севера Камчатского края в местах их компактного проживания до 2025 года».

28. Незначительная плотность расселения очагового характера с сильнейшей диспропорцией по вектору Север–Юг, а также транспортная неосвоенность территории: отсутствие автомобильного сообщения между краевым центром и р. п. Озерновский и с Запорожье, с. Никольское, с. Соболево, населенными пунктами Соболевского района и Корякского округа.

29. Ветроэнергетические установки.

Содержание

Все статьи