2.6. Результаты анализа морской деятельности Камчатского края, выявление проблем и обоснование приоритетов развития видов морепользования, оценка внешних и внутренних факторов

Сегодняшнее состояние морехозяйственного комплекса Камчатского края характеризуется как негативными, так и позитивными тенденциями (среди которых преобладают первые) а также общесистемными особенностями. При структурировании ключевой проблематики морехозяйственного блока Стратегии целесообразно воспользоваться сферами жизнедеятельности, выделенными в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года.

Во внутриполитической сфере государственного управления развитием морской деятельности и отдельных ее видов отмечается:

1. Падение его эффективности и качества, как следствие общего кризиса управленческих систем государства и снижения корреляции между принятым политическим решением и его реализацией.

Относительно устойчивые и эффективные управленческие связи в масштабах морской деятельности России существуют главным образом между Президентом Российской Федерации, Правительством Российской Федерации, Морской коллегией при Правительстве Российской Федерации и главами приморских субъектов Российской Федерации, в частности Камчатского края, слабо затрагивая более глубокие слои социума, частный бизнес, науку и последующие звенья государственного аппарата. Местными властями распространяемые управленческие импульсы или реализуются не в полном объеме, или несвоевременно, или значительно искажаются, хотя на высшем государственном уровне провозглашен внутриполитический курс на повышение качества и результативности управления развитием морепользования, на устранение инфраструктурных ограничений роста, повышение эффективности использования природных ресурсов, модернизацию и развитие высокотехнологичных промышленных производств с подчеркнутым стремлением к технологическому прорыву в видах морской деятельности и интенсификации социально-экономического развития приморских субъектов России.

2. Возобладание и доминирование ведомственного подхода к развитию морепользования над комплексным ведет к росту конфликтности и соперничества за пространства Мирового океана между видами морской деятельности, отсутствию слаженности и согласованности при реализации региональной морехозяйственной политики и прочим негативным последствиям.

3. Возрастание степени криминализации морской деятельности (браконьерство криминальных групп, преступность в портах и т.д.) и коррумпированности сфер администрирования, организации, контроля и надзора в морепользовании. Расползание влияния криминального сообщества создает угрозу частичного замещения им сфер ведения и деятельности региональных органов исполнительной власти, а также управления использованием ресурсов и пространств, в рамках которого осуществляются легальные формы изучения, освоения и эксплуатации Мирового океана. Например, браконьерский промысел лососевых, по экспертным оценкам, составляет на отдельных водоемах от 25 до 75% всего допустимого изъятия.

Настораживает также тот факт, что, несмотря на постоянный рост числа рыбохозяйственных предприятий, доля прибыльных не превышает 40% от общей их численности. В этой связи представляется, что проявлению такого негативного тренда во многом способствует рентообусловленное поведение агентов регионального рыбохозяйственного рынка, их интенция к поиску ренты (то есть применительно к рассматриваемому случаю – легкой, незаработанной прибыли[31]), что следует отнести к факторам, дестимулирующим инновации и оказывающим общее деструктивно-разрушающее воздействие на процессы социально-экономического развития. Его побудительной причиной выступает системное несоответствие между устаревшими административными подходами в управлении природными активами и современным рентоориентированным их использованием (подробнее см. приложение 4).

4. Помимо инфраструктурных, инвестиционных, энергетических, кадровых факторов риска не меньшее влияние – особенно на первом этапе реализации морехозяйственного блока Стратегии – будут оказывать законодательные и другие нормативные правовые ограничения устойчивому росту, как морской деятельности, так и региональной экономики и социальной сферы в целом. Они требуют принятия безотлагательных мер в области развития внутреннего законодательства, как на федеральном, так и на региональном уровне, а также совершенствования нормативной правовой базы, регулирующей морепользование за пределами юрисдикции Российской Федерации и вопросы международного сотрудничества. Некоторые из них нуждаются в принятии соответствующих решений на уровне высших органов исполнительной власти России – Президента Российской Федерации и Правительства Российской Федерации. Так, например, требуют совершенствования вопросы разделения между федеральным и региональным бюджетами сумм сбора платежей за пользование ВБР, особенно ценными видами. Существующие в настоящее время пропорции между титульным собственником ресурсов – государства – и частичного собственника – территории – явно снижают мотивацию регионов в полном освоении ОДУ, равно как и эффективность лососевого промысла в целом. Кроме того, отсутствие необходимого количества пунктов пропуска через Государственную границу Российской Федерации становится сдерживающим фактором как при оформлении рыбопромысловых судов, осуществляющих промысел ВБР в удаленных районах Охотского и Берингова морей, так и для развития круизного туризма. Соответственно, организация дополнительных пунктов требуется для обеспечения устойчивого роста и рыбохозяйственного комплекса, и для морского туристско-рекреационного бизнеса, причем в последнем случае необходима упрощенная система оформления круизных судов пограничными и таможенными службами. Необходимо также дальнейшее совершенствование законодательства (как федерального, так и регионального) в части, касающейся стимулирования развития ГЧП, становления цивилизованных рентных отношений, внедрения кластерного подхода в экономику и ее неотъемлемую часть – морехозяйственный комплекс, а также имплементации кластерной политики в целом.

Когнитивно-психологическая сфера (сфера социальной психологии) отличается:

1. Снижением интереса к изучению, освоению и использованию пространств и ресурсов Мирового океана в обществе.

2. Ослаблением мотивации к участию в морской деятельности и к реализации комплексных морехозяйственных проектов среди различных слоев общества Камчатского края, вследствие общей деградации систем стимулирования и информационно-психологической дезориентации социальных групп.

В то же самое время в Камчатском крае сохранен высокий образовательный уровень населения, а также его уникальные качественные характеристики (включая коллективистскую этику и способность к креативному творчеству), которые можно определить, условно говоря, как готовность к бескорыстному и полному раскрытию эндогенного потенциала региона и мобилизации «человеческого фактора». Одновременно в морской деятельности Российской Федерации в целом осуществляются постепенные изменения в психологической составляющей трудовых отношений, направленные на смену моделей поведения и деструктивных социокультурных установок, которые основаны на повсеместно распространенном и культивирующемся отсутствии интереса и нежелании трудиться, на постоянную эффективную работу без лени, но и без авралов и сверхусилий. Как следствие, завершается переход от мобилизационного типа развития региональных морепромышленных комплексов, стремительно истощающего внутренние резервы и препятствующего нормализации социально-экономической обстановки в приморских субъектах России, к эволюционному поступательному пути.

В экономической сфере (включая промышленно-производственную) все отчетливее проявляется ряд системных особенностей, актуализирующихся на фоне разнонаправленных (негативных или позитивных) текущих тенденций, которые в свою очередь способны сложиться в длиннопериодные тренды, либо усугубляя сегодняшние проблемы, либо расширяя пространство открывающихся возможностей:

1. Повсеместная деградация основных фондов, в особенности плавсредств, береговой и социальной инфраструктур, их продолжающийся масштабный и всеобъемлющий износ создают и усугубляют инфраструктурные ограничения развитию морской деятельности и экономическому росту. Так, например, на начало 2006 года степень износа основных фондов крупных и средних предприятий и организаций рыболовства Камчатского края превысила средний показатель по региону (45%) и составила 55,7%. Среди ключевых проблем добывающего комплекса особо выделяется отсутствие энергетической и транспортной инфраструктуры (единой транспортной сети в совокупности с изолированностью от материковой части Российской Федерации и неразвитостью сети регулярных грузопассажирских каботажных перевозок) для освоения перспективных месторождений. Объекты транспортной инфраструктуры также имеют высокие показатели износа. Одновременно отмечается тот факт, что к настоящему времени пройден вынужденный период искусственной деиндустриализации морепромышленного производства, наметился переход к фазе его реиндустриализации. Начинает количественно и качественно развиваться современная береговая промышленно-производственная инфраструктура.

2. Доминирование элементов экстенсивного развития регионального морехозяйственного комплекса, превышение потребления ресурсной базы морепользования над ее воспроизводством (в частности истощительный характер природопользования). Эти процессы ведут к потере стратегической инициативы и глобального видения, переходу с рефлексивного стратегического уровня принятия решений к тактическому, к рефлекторному ответу на сугубо сиюминутные, тактические задачи. Так, например, вследствие многолетнего недофинансирования геологоразведки, значительная часть перспективных месторождений характеризуется слабой степенью изученности и не подготовлена к передаче в эксплуатацию недропользователям. Наряду с этими негативными факторами намечаются некоторые предпосылки интенсификации разведки и разработки морских природных ресурсов, активизации механизмов воспроизводства ресурсной базы, внедрения новых ресурсосберегающих технологий.

Внешнеэкономическая конъюнктура, даже, несмотря на негативные последствия глобального финансового и экономического кризиса, продолжает оставаться исключительно благоприятной для комплексного развития морской деятельности Камчатского края. Привлекательность региона с точки зрения вложения в него инвестиций в перспективе будет лишь усиливаться, особенно при улучшении инвестиционного климата. В результате может быть аккумулирован значительный объем финансовых ресурсов для инвестирования в морскую деятельность, осуществления структурных изменений, технологического обновления регионального морехозяйственного комплекса.
В то же время превалирование экстенсивного пути развития морской деятельности Камчатского края (количественное наращивание объемов истощительной, невосполняемой добычи и экспорта исчерпаемых сырьевых ресурсов с невысокой степенью переработки) над интенсивным (разработка, внедрение и экспорт новых наукоемких технологий, экспорт продукции глубокой переработки и услуг и т.д., ведущие к качественным изменениям в развитии морепользования, а также в структуре регионального экспорта) повышают вероятность закрепления регионального морехозяйственного комплекса исключительно в сырьевых сегментах глобальной и субрегиональной систем разделения труда. Такая траектория развития ведет к консервации экспортно-сырьевой модели с опорой на наращивание добычи и переработки ВБР, низким темпам модернизации инфраструктуры, снижению конкурентоспособности обрабатывающих производств, что в совокупности сформирует понижающий тренд темпа роста ВРП. Эта катастрофическая тенденция нерационального использования ресурсной базы усугубляется совместным действием как внутренних (структурные диспропорции в развитии морехозяйственного комплекса Камчатского края), так и внешних (в общем случае стремление политических элитарных групп некоторых ведущих морских держав и наднациональных институтов, в частности ТНК и ФПГ к искусственной маргинализации статуса России как морской державы в условиях обострения конкуренции за пространства и ресурсы Мирового океана) факторов. Снятие торговых барьеров на текущей стадии социально-экономического развития Камчатского края высветит глубину этой проблемы в еще большей степени и способно привести к самым драматичным последствиям.

3. Нарастание темпов деволюции обеспечивающих и обслуживающих видов морской деятельности Российской Федерации, шлейфовых и смежных производств, разобщенность систем контроля и обеспечения морепользования обуславливают неразвитость соответствующих элементов сервисной экономики и сферы услуг в целом. Одновременно продолжается развитие информационного обеспечения морской деятельности Камчатского края; разобщенные информационные ресурсы интегрируются в системы и сети, которые сопрягаются с зарубежными и глобальными.

К элементам сервисной экономики, например, в региональном рыбопромышленном комплексе можно отнести логистику и маркетинг, лизинг и научное сопровождение проектов, а также их экспертизу, аналитические работы по обследованию перспективных акваторий, определению научно обоснованных квот и ОДУ, создание кадастра рыбохозяйственных водоемов с применением ГИС, различные аутсорсинговые и субконтрактинговые услуги, в том числе по воспроизводству запасов (рыборазведение, аква- и марикультура), поставке посадочного материала и рыбных кормов. Не меньшую роль играют информационно-коммуникационные технологии, общий и специализированный консалтинг: инженерный, экологический (природоохранный), правовой, бизнес-консалтинг (разработка технико- и финансово-экономических обоснований перспективных инвестиционных предложений и проектов, бизнес-планирование и сопутствующие услуги), крюинг, рекрутинг, подбор экипажа и найм персонала, содействие экспорту, подготовка аналитики по международной торговле и т.д. Именно такие направления имеют непреходящее значение в современном постиндустриальном, информационно-насыщенном мире, основанном на знаниях, неосязаемых, нематериальных активах, сотрудничестве и партнерстве, раскрепощении человеческого потенциала, его творческой энергии и креативности.

4. Моноспециализация на добыче ресурсов Мирового океана (преобладание первичного сектора экономики), наращивание энергоемкости, низкая производительность труда, падение конкурентоспособности продукции и услуг регионального морехозяйственного комплекса, технологическое и инновационное отставание сфер их производства от стандартов развитых морских держав (большинство товаров обрабатывающей промышленности неконкурентоспособны на мировом рынке и значительно уступают в качестве зарубежным аналогам), наращивание сырьевого экспорта значительно снижают качество роста морского сектора экономики Камчатского края. Так, например, низкий уровень технологической обработки ВБР в первую очередь характерен для доминирующего в региональной экономике рыбопромышленного комплекса. Рыбное хозяйство многих районов (Усть-Большерецкий муниципальный район и т.д.) в значительной мере зависит от подхода лососевых, поскольку их экономика отличается крайней монокультурной специализацией и почти полностью построена на добыче и переработке ценных видов ВБР. Разрыв в объемах прибыли между рыбным и нерыбным годами может достигать семикратной величины. Кроме того, основными видами выпускаемой продукции остаются лососевая икра и мороженая рыба, то есть степень переработки сырья остается крайне низкой. В совокупности эти факторы свидетельствуют о высокой структурной неустойчивости экономики.

Перечисленные негативные особенности препятствуют развитию коммуникативных связей, армирующих морехозяйственный блок Стратегии, как по горизонтали[32], так и по межуровневой вертикали (рис. 1), которые определяют возможность адаптации морехозяйственного комплекса Камчатского края к глобальной финансовой макродинамике. Именно неразвитостью таких связей объясняется неприспособленность морского сектора региональной экономики к непредсказуемым изменениям глобальной финансовой конъюнктуры.

Фоном негативного тренда, ведущего к снижению конкурентоспособности товаров и услуг регионального морехозяйственного комплекса, стало снижение уровня психологической восприимчивости руководителей морепромышленных предприятий к инновациям, их финансовая ограниченность в сочетании со слабой диверсификацией их деятельности. Положение усугубляется низким качеством культуры администрирования, стратегического менеджмента, маркетологических экспансий и кампаний по продвижению своей продукции на мировых рынках, а также существенными пробелами во внутреннем законодательстве (как российском, так и региональном). Не меньшее отрицательное воздействие оказывает увеличивающаяся распыленность организационных усилий между большим количеством мелких собственников, общая недооценка политической и социально-экономической целесообразности при принятии решений. В довершение ко всему на это налагается отсутствие эффективной системы государственной поддержки морехозяйственного бизнеса. (подробнее см. приложение 4)

5. В то же время наметились предпосылки диверсификации морского потенциала и появления дополнительных отраслей специализации Камчатского края с целью формирования устойчивой структуры регионального морехозяйственного комплекса, менее подверженной конъюнктуре и разного рода рискам. Предпринимаются попытки развития сферы услуг (третичного сектора), морского туристско-рекреационного бизнеса с выходом на конкурентоспособный уровень.

Здесь возможны все виды туризма, в том числе и менее массовые, но наиболее доходные специализации, в первую очередь приключенческо-познавательные (морские круизы), экологические, научные, а также приключенческие (экстремальные), деловые, спортивные и общеоздоровительные направления туристического бизнеса, а также отдых выходного дня. Все перечисленные виды и подвиды (вплоть до экзотических) в целом соответствуют модели потребительского поведения формирующегося среднего класса России. Выбор этих сегментов рынка может быть обусловлен в первую очередь конкурентными преимуществами и платежеспособностью потребителей, делающих их чрезвычайно привлекательными для сравнительно узкой, но состоятельной прослойки потенциальных рекреантов. Вместе с тем, на пути становления новых, высокодоходных видов регионального туристско-рекреационного бизнеса существует ряд принципиальных проблем, требующих безотлагательного решения:
1) неразвитость инфраструктуры (в первую очередь транспортной) и системы коммуникаций;
2) нечеткость концепции долгосрочного социально-экономического развития Камчатского края, а также отсутствие соответствующей Стратегии ограничивают возможности принятия стратегических решений;
3) неопределенность экономических гарантий по банковским займам или крупным контрактам;
4) недостаточность государственных дотаций;
5) венчурность этих видов морской деятельности, не позволяющая осуществлять надежное планирование;
6) противоречивость производственного мышления, ориентированного в первую очередь на добычу высоколиквидных природных активов (в первую очередь ВБР), а уж затем – на морской туризм.
Кроме того, в перспективе при активном развитии морского туристско-рекреационного бизнеса может возникнуть проблема недостатка высококвалифицированных специалистов в области менеджмента и маркетинга.

6. Рост диспропорций в морехозяйственном секторе экономики Камчатского края. Во-первых, увеличение пространственной асимметрии в развитии морской деятельности между отдельными приморскими территориями региона – резкая и не уменьшающаяся поляризация лидирующих и депрессивных районов по уровню развития морепользования (что особенно контрастно проявляется в сравнении северных и южных территорий). Во-вторых, усугубляющийся структурный дисбаланс по степени и приоритетам развития между видами морепользования («сырьевые», добывающие, с одной стороны, перерабатывающие, с другой, обеспечивающие и обслуживающие, с третьей) на фоне стагнации сферы услуг в морской деятельности Камчатского края. Прямым следствием этой тенденции становится социальное расслоение занятых в различных отраслях регионального морехозяйственного комплекса по уровню доходов. В-третьих, сегментная несбалансированность участия в региональном морехозяйственном комплексе крупного бизнеса, с одной стороны, среднего и малого – с другой. В непроизводственной сфере (в частности, в сфере услуг), наиболее привлекательной для малого и среднего бизнеса, доминируют крупные компании, а в производственной, морепромышленной, особенно там, где требуется высокая капитализация (например, промышленное рыболовство), наоборот, происходит распыление потенциала, ресурсов, флота между огромным числом частных собственников: малых и средних предприятий.

Несмотря на кризисную ситуацию в рыбной отрасли уже на протяжении нескольких лет, доля рыбопромышленных предприятий в общем числе рыночных субъектов Камчатского края растет: создаются новые компании, увеличивается численность работающих, усиливается внутриотраслевая конкуренция, но при этом снижаются показатели экономической эффективности и инвестиционной привлекательности этого вида морепользования. Чуть менее 80% судовладельцев имеют в своем распоряжении не более трех судов, из них половина – по одному плавсредству. Для эффективного функционирования рыбохозяйственного комплекса необходимо связать в единую производственную цепочку, как минимум, три разных вида деятельности: производство (добычу), переработку и продажу (не считая обеспечивающие и обслуживающие функции: обновление флота, промразведку, подготовку квалифицированных кадров и т.д.), каждый из которых требует своих компетенций и технологий. Естественно, малому и среднему бизнесу, даже специализирующемуся на прибрежном, а не океаническом лове, такие задачи не под силу. И неудивительно, что компаний, совмещающих все три бизнеса и увязывая их воедино, почти нет, в лучшем случае они объединены в пары «добыча – переработка» с продажей монопродукта или «переработка – продажа».

Аналогичная картина наблюдается и в морском туристско-рекреационном бизнесе, предопределяя[33] неспособность малых региональных компаний на равных конкурировать с крупными, зачастую вертикально-интегрированными зарубежными туроператорами, предлагающими альтернативные маршруты при сходном наборе туруслуг.

В смежных с морской деятельностью производствах, наоборот, наблюдается значительное и не всегда оправданное преобладание доли малоэффективного (иногда – недееспособного) крупного (в некоторых видах обеспечивающей деятельности – монополистского) бизнеса по сравнению с малым и средним. Особенно настораживает факт отсутствия очевидных и реальных предпосылок для корректировки этих диспропорций в краткосрочной перспективе, что в конечном итоге приводит к снижению уровня конкурентоспособности товаров морского происхождения и назначения, произведенных в Камчатском крае. Развитие в последнее время некоторых форм морехозяйственной и обслуживающей инфраструктуры в пределах авачинской агломерации – слабая и неадекватная компенсация усугубляющимся структурным перекосам и аритмии в развитии всего регионального морехозяйственного комплекса. В целом в обслуживающих морской сектор региональной экономике производствах малый и средний бизнес, обеспечивающий рабочими местами около трети экономически активного населения Камчатского края, свой потенциал роста далеко не исчерпал.

7. При этом в Камчатском крае интенсифицируется процесс формирования понятных, прозрачных основ и конкретных механизмов региональной инвестиционной (в общем случае – экономической) политики, что способствует привлечению частного капитала к реализации масштабных инфраструктурных проектов в морской деятельности региона, а также диверсификации источников их финансирования. Вследствие этого повышается рациональность расходования средств регионального бюджета, увеличивается доля инициирующего финансирования крупных инвестиционных морехозяйственных проектов с участием частного капитала. Совершенствуется программно-целевой подход при планировании и исполнении регионального бюджета по статьям расходов, целевой характер финансирования проектов за счет расширения различных форм ГЧП.

Аналогичная ситуация наблюдается и в отраслевом срезе регионального морехозяйственного комплекса, в частности в доминирующей в нем рыбной промышленности. Вместе с тем, к негативным факторам системообразующей отрасли региона – рыбохозяйственного комплекса – относится наличие административных барьеров и неэффективная таможенно-тарифная политика при обслуживании промысловых судов в российских портах. Себестоимость внутрикраевых перевозок превышает критический уровень. Аналогичная ситуация и в других видах морской деятельности Камчатского края.

Для полноценного раскрытия накопленного инвестиционного потенциала и скорейшего устранения негативных последствий глобального финансово-экономического кризиса на региональном уровне необходимо незамедлительно приступить к совершенствованию нормативной правовой базы с целью устранения законодательных барьеров устойчивому росту регионального морехозяйственного комплекса и создания системы региональных институтов развития. В интересах становления последней в первую очередь представляется целесообразным учредить региональный Центр ГЧП Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», тесно взаимодействующий и координирующий свои действия с Советом по морской деятельности (СМД) при Губернаторе Камчатского края, созданном в январе 2005 г., а также с СМД при Полномочном представителе Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе, созданном в марте 2005 г.

В энергетической сфере отмечается:

1. Отсутствие единой энергетической системы, нерациональная структура генерирующих мощностей, основанная на использовании завозного мазута и дизельного топлива, высокая себестоимость производства генерации и транспортировки электроэнергии, что обуславливает гипертрофированные тарифы и тормозит развитие береговой переработки водных биоресурсов и других специализаций регионального морехозяйственного комплекса.

2. Вместе с тем, с постепенным переводом энергосистемы Камчатского края на альтернативные, возобновляемые источники энергии, в т.ч. морского происхождения, а также местные виды топлива с оптимизацией структуры ее генерации открывается возможность позиционирования электроэнергетики как отрасли, способной обеспечить развитие ведущих отраслей региональной экономики.

Обеспечение стабильного снабжения Камчатского края электроэнергией (в том числе морского происхождения) по доступным ценам жизненно необходимо изолированной энергосистеме полуострова. Оптимизация структуры регионального топливно-энергетического комплекса может обеспечиваться реализацией проектов перевода электроэнергетики на местные энергоресурсы, среди которых ключевую роль играет стратегически важный магистральный газопровод из Соболевского района до Петропавловска, что позволит перевести камчатские ТЭЦ с мазута на газ и обеспечить частичную газификацию полуострова.

В социальной сфере превалирует:

1. Разрастание и усугубление отрицательных демографических процессов, в т.ч. прогрессирующая депопуляция, старение населения, низкая рождаемость и прогрессирующие увеличение смертности, снижение числа лиц трудоспособного возраста в условиях невысокой производительности труда, недонаселенности обширных пространств, низкой эффективности управления и контроля их развития. Эти процессы определенно обернутся негативными последствиями в региональном морехозяйственном комплексе, в первую очередь в вопросах формирования трудовых ресурсов, способных воспроизводить и развивать материальный и интеллектуальный потенциал.

2. Рост масштабов бедности, деградация сферы социального обеспечения и социальных инфраструктур приводят к низкому уровню благосостояния населения и снижению качества жизни, что препятствует развитию человеческого капитала регионального морехозяйственного комплекса.

Среди причин такой ситуации особо выделяются: (1) экстенсивное развитие региональной экономики, ее деиндустриализация, потеря инициативы в стратегических и инновационных видах, снижение рациональности использования ресурсной базы, приводящее к стагнации промышленности и снижению уровня безопасности (включая транспортную, продовольственную, энергетическую, экологическую, интеллектуальную, экономическую и другие виды безопасности), структурный дисбаланс и пространственная асимметрия в региональном социально-экономическом развитии; (2) прогрессирующее технологическое отставание, низкая конкурентоспособность товаров и услуг морского происхождения и назначения, ресурсодобывающая специализация региональной экономики, слабое развитие научно-технического и производственного сотрудничества с зарубежными странами, снижающее приток капитала и, как следствие, отчисления в фонды заработной платы, а также потребления и накопления; (3) недостаточный уровень развития банковского и страхового секторов, фондового рынка, потребительского сектора региональной экономики; (4) высокая стоимость потребительской корзины, наличие жилищных проблем и низкий уровень благоустройства, недостаточная развитость социальной инфраструктуры; (5) повышенные расходы на жизнеобеспечение, выраженные ускоренным ростом тарифов на электроэнергию, жилищно-коммунальные и транспортные услуги, а также высокими ценами на товары первой необходимости; (6) повышение уровня техногенной и антропогенной нагрузки на чувствительную природную среду со стороны отдельных видов промышленного производства, несогласованность действий, направленных на улучшение экологической обстановки. Как следствие, усугубляется имущественное расслоение общества, продолжается дифференциация доходов населения, в том числе среднемесячной заработной платы, в территориальном разрезе и по видам морской деятельности, а также в сравнении с другими регионами страны и зарубежья, которая отражается в перманентном росте коэффициента фондов или децильного коэффициента.
При этом решение этой проблемы, равно как и его направления и способы, лежит во многом вне сферы морской деятельности, но выход имеют именно в ней, что требует учета в морехозяйственном блоке Стратегии.

3. Усиление миграционных процессов в Камчатском крае, характеризующихся оттоком трудовых ресурсов (особенно высококвалифицированных) во внутриконтинентальные районы страны и за границу. Усиление нерегулируемой миграции (включая трудовую, транзитную миграцию и нелегальные перемещения) из зарубежья малоквалифицированной рабочей силы, меняющей внутреннюю этническую и религиозно-цивилизационную структуру на региональном уровне, размывающей социокультурную идентичность населения, в т.ч. самобытность КМНС. При сохранении современных тенденций миграции населения будет происходить замещение иммигрантами уезжающих постоянных жителей ряда приморских северных территорий, что препятствует обеспечению национальной безопасности и комплексному развитию регионального морехозяйственного комплекса. К тому жезначительная межрегиональная скорость движения населения (как правило, адаптированного к проживанию и работе в экстремальных природно-климатических условиях Крайнего Севера) снижает устойчивость поселенческого ядра региона, препятствует развитию социокультурной идентичности, местного самосознания и патриотизма (иными словами, проявляется «синдром временщиков»), разрушает исторически обусловленные формы хозяйствования КМНС. Отмечается также недоиспользование мер стимуляции притока квалифицированных кадров, а также кадров рабочих и инженерных профессий в региональную экономику. Усугубляется моноспециализация и асимметрия социокультурного развития, происходит усиление дифференциации социальных групп по степени их участия в культурной жизни и приобщенности к культурным благам в зависимости от уровня доходов и места проживания. Наблюдается резкая и не уменьшающаяся поляризация лидирующих (урбанизированных) и депрессивных (сельских) районов по уровню развития культуры.

Наблюдается также произвольная и хаотичная адаптация расселения к новым экономическим условиям (рыночной среде), выражающаяся, в частности, в обезлюдивании приарктических приморских территорий, опустении малых населенных пунктов, отдаленных от районных и местных центров, эрозии социальных и инженерных инфраструктур.
Кроме того, отмечается слабая развитость институциональных механизмов и способов соучастия молодежи в формировании как региональной морехозяйственной политики, так и ее социокультурного среза, включая молодежную политику, а также в государственном управлении, социальном менеджменте, межрегиональном и международном сотрудничестве Камчатского края. Перечисленными факторами объясняется политическая (иногда и социальная) пассивность и инертность молодежи, ее самоустранение от политического процесса и концентрация исключительно на создании материальной основы своего существования. Названные причины влекут за собой переформатирование молодежной культуры, ведущее к доминированию субкультурных или контркультурных течений и организационных формирований, в том числе на принципах их противопоставления общегосударственной и региональной социокультурной политике. К тому же в регионе отмечаются недостаточная развитость малого и среднего бизнеса, как механизма становления каркаса институциональной сети молодежных морских организаций, а также культивирования амбициозных профессионально-должностных и потребительских притязаний и стратегий успеха. Как следствие, фиксируется прогрессирующее социальное расслоение среди молодежи, сужающее пространство возможностей самореализации.

4. На фоне сохранения в Камчатском крае высокого образовательного уровня населения, его уникальных качественных характеристик происходит усугубление кризиса системы подготовки кадров для морской деятельности (особенно рабочих и инженерных профессий). Дефицит кадров среднего звена характерен для регионального туристско-рекреационного бизнеса и смежных видов деятельности. Освоению углеводородов Западно-Камчатского шельфа Охотского моря также в основном препятствует отсутствие квалифицированных кадров. В производственном звене невысокая заработная плата, отсутствие стабильных условий труда и необоснованно низкий уровень страхования деятельности и пенсионного обеспечения морских профессий (преимущественно связанных с большим риском для жизни и здоровья) способствуют оттоку кадров в другие отрасли хозяйства, регионы или за рубеж. Это приводит к распылению и без того небольших государственных средств, выделяемых на подготовку специалистов, а также к несоответствию структуры подготовки кадров потребностям регионального рынка труда. Усугубление дисбаланса между спросом и предложением рабочей силы происходит и в территориальном, и в профессиональном разрезе (дефицит рабочих и инженерных специальностей и переизбыток невостребованных специалистов в банковском секторе, операциях с недвижимым имуществом, торговле и сфере услуг, а также людей, не имеющих профессионального образования, то есть понижение образовательного уровня занятых). Также отмечается несовершенство структуры занятости по полу, возрасту, квалификации и сферам приложения труда, свидетельствующее о неэффективном использовании человеческого капитала. Значительных величин достигает уровень скрытой (латентной) безработицы с одновременным расширением открытых ее форм, вследствие частичного высвобождения работников и свертывания найма новых. Увеличивается доля лиц, подверженных депривации[34], потерявших желание работать или отчаявшихся найти работу, что обостряет криминогенную обстановку и ведет к распространению аморального образа жизни, фрустрированности[35] населения, социальной отчужденности, девиантным[36] моделям социального поведения, развитию склонности к суициду. В качестве основных причин такого положения вещей может рассматриваться моноспециализация региональной экономики, узость локальных рынков труда, низкая мобильность рабочей силы, неразвитость малого и среднего бизнеса, а также сферы услуг, включая туристско-рекреационный бизнес, и элементов сервисной экономики (логистика, гидрометеорология, информационное обеспечение и т.д.).

В международной сфере наблюдается:

1. На уровне Российской Федерации – снижение эффективности усилий внешнеполитических, дипломатических и внешнеэкономических служб страны по реализации суверенитета, суверенных прав Российской Федерации в Мировом океане и формированию международных условий в открытом море. Оно отражается в усложнении процесса отстаивания и продвижения экономических интересов государства и российского морского делового сообщества, включая региональное, на мировых рынках. При этом основным фоном наблюдаемых тенденций становится глобальное нарастание дестабилизации (и даже хаоса) в международных отношениях, институциональный кризис сложившейся мировой системы принятия решений, а также падение уровня управляемости межстрановыми и надгосударственными тенденциями. Пассивное участие России в деятельности международных морских организаций, а также в регулировании глобальных процессов океанопользования, определяемое сиюминутными выгодами, которые могут принести ее контрагентам краткосрочное сотрудничество, характеризует имидж Российской Федерации даже для потенциальных союзников как страны незаинтересованной в развитии морской деятельности. Это все в совокупности мало способствует влиянию нашей страны на формирование благоприятных международных условий для развития отечественной морской деятельности, равно как и регионального морехозяйственного комплекса Камчатского края.

2. Вместе с тем, начинает углубляться межрегиональное и международное (включая субрегиональное и приграничное) сотрудничество или партнерство в морской деятельности с участием Камчатского края. Оно может быть направлено на передачу технологий, в том числе с зарубежными партнерами, стимулирование интеграции материально-технических, интеллектуальных и финансовых возможностей. При этом его основными целями могут стать формирование трансграничных логистических коридоров (таких, например, как ТКМ) и содействие устойчивому развитию, создание благоприятного инновационного и инвестиционного климата для рациональной локализации морского потенциала на базе комплексного, всеобъемлющего использования ресурсов субрегиона: транспортных, энергетических и минеральных, трудовых и т.д. Все это открывает перспективу привлечения к реализации перспективных комплексных проектов и мегапроектов Камчатского края необходимых финансовых, технологических и миграционных потоков. А со временем – превращение регионального морехозяйственного комплекса в полюс инвестиционного, технологического, социокультурного притяжения для прилежащих и отдаленных территорий, а также дальнего зарубежья, что в итоге сформирует новый социально-ориентированный и привлекательный образ региона. К сожалению, недостаточное участие регионального научного сообщества и деловых кругов в международных мероприятиях (конференциях, выставках и т.д.) препятствует интенсификации эффективного и многостороннего сотрудничества Камчатского края с зарубежными странами.

Среди особенностей научной сферы выделяются:

1. В региональном научно-инновационном комплексе, как правило, приоритет отдается прикладным НИОКР зачастую в ущерб развитию фундаментальной науки. Слабо внедрены в управленческую практику методы форсайт-прогнозирования перспектив и последствий социально-экономических и технологических процессов в Камчатском крае, отсутствует региональная сеть форсайт-исследований и проектов, в том числе в области морской деятельности. В целом наблюдается неразвитость адекватной системы научно-прогностического обеспечения комплексного морепользования, а также системы «генерации знаний и технологий». На этапе становления находится общерегиональная инновационная инфраструктура, практически отсутствует поддержка спроса на инновационную продукцию (равно как и практика ее продвижения на региональных и международных рынках, венчурного инвестирования и финансирования «стартапов») как со стороны государства, так и корпоративного сектора. Кроме того, не в полной мере используются резервы международного сотрудничества в сфере науки и инноваций, а также открывающиеся возможности его диверсификации. Сложившуюся ситуацию можно охарактеризовать как кризис фундаментальной и отраслевой науки, их выключенность из механизма развития морской деятельности Камчатского края,оторванность от процесса поиска решений насущных проблем морепользования.

2. В то же время с утверждением Указа Президента Российской Федерации «О федеральных университетах» от 7 мая 2008 года № 716 представляется целесообразным создать на базе Камчатского государственного технического университета Камчатский федеральный университет. При этом развернуть на его базе региональную систему форсайт-прогнозирования с привлечением потенциала Камчатского научного центра Дальневосточного отделения РАН и Тихоокеанского института географии РАН. Одной из ее первоочередных задач может стать обеспечение сейсмобезопасности жизнедеятельности.

В экологической сфере выделяются две взаимоувязанные тенденции:

1. С одной стороны, возрастание техногенной и антропогенной нагрузки на морскую среду с увеличением вероятности достижения ее запороговых значений в некоторых прилегающих к Камчатскому краю акваториях Мирового океана.

2. С другой – разработка отечественной наукой, включая научные и образовательные учреждения Камчатского края, уникальных ресурсо-сберегающих технологий, экологически совместимых с морской средой.

В сфере предотвращения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий в Мировом океане имеются следующие тенденции:

1. Повышение требований к обеспечению безопасности морской деятельности.

2. Концентрация усилий и средств органов исполнительной власти всех уровней на решении ключевых проблем повышения сейсмоустойчивости, степени защищенности критически важных объектов, эффективности поисково-спасательной деятельности, ядерной и радиационной безопасности.

По результатам анализа представляется возможным выявить, обобщить, агрегировать, конкретизировать и систематизировать главные, ключевые проблемы, подлежащие разрешению. Они обусловлены, соответственно, негативными или позитивными тенденциями и общесистемными особенностями, при этом носят системный характер и становятся основанием для назначения стратегических целей и выбора соответствующих целевых показателей морехозяйственного блока Стратегии. Таким образом, сводный перечень ключевых, агрегированных проблем будет иметь следующий вид.

Во внутриполитической сфере:

• низкая эффективность и невысокое качество государственного управления развитием морской деятельности Камчатского края;

• преобладание ведомственного подхода к развитию морской деятельности Камчатского края над комплексным;

• высокая степень криминализации морской деятельности и коррумпированности сфер администрирования, организации, контроля и надзора в морепользовании, угроза частичного замещения влиянием криминального сообщества сфер ведения и деятельности региональных органов исполнительной власти, а также пространства, в рамках которого функционируют и взаимодействуют между собой государство, гражданское общество и бизнес, рентообусловленное поведение агентов регионального рыбохозяйственного рынка;

• усугубляющиеся законодательные и другие нормативные правовые ограничения устойчивому росту регионального морехозяйственного комплекса, экономики и социальной сферы Камчатского края в целом.

В информационно-психологической сфере:

• недопустимо низкий уровень заинтересованности общества в развитии регионального морепользования;

• слабая психологическая мотивация к участию в морской деятельности различных слоев общества.

В экономической сфере:

• общие инфраструктурные ограничения развитию морской деятельности и социально-экономическому росту Камчатского края;

• экстенсивное развитие морской деятельности, потеря инициативы в ее стратегических видах, снижение рациональности использования пространств и ресурсов Мирового океана, приводящее к стагнации регионального морехозяйственного комплекса и снижению уровня национальной безопасности страны в целом;

• разобщенность систем контроля и обеспечения регионального морепользования, неразвитость соответствующих элементов сервисной экономики и сферы услуг в целом;

• прогрессирующее технологическое отставание морепромышленного производства Камчатского края, высокая энергоемкость, низкая производительность труда, ресурсодобывающая моноспециализация морехозяйственного комплекса, слабое развитие научно-технического и производственного сотрудничества с зарубежными странами, подрывающие конкурентоспособность товаров и услуг морского происхождения на мировых рынках и снижающие качество роста морского сектора экономики;

• структурный дисбаланс и пространственная асимметрия в развитии инфраструктуры морской деятельности на побережье Камчатского края.

В энергетической сфере:

• высокая себестоимость производства генерации и транспортировки электроэнергии.

В социальной сфере:

• усугубление отрицательных демографических процессов в Камчатском крае, способных существенно снизить темпы развития регионального морехозяйственного комплекса;

• низкий уровень благосостояния населения и снижение качества жизни в береговых поселениях на территории Камчатского края, ведущие к стагнации морской деятельности;

• нерегулируемая миграция, способствующая появлению неблагоприятных предпосылок развитию регионального морехозяйственного комплекса, недоиспользование мер стимуляции притока в него квалифицированных кадров;

• кризис системы подготовки и сохранения кадров для морской деятельности Российской Федерации, особенно в высшем руководящем звене государственного управления.

В международной сфере:

• снижение эффективности усилий внешнеполитических и дипломатических служб Российской Федерации по отстаиванию экономических интересов Камчатского края и регионального бизнес-сообщества на мировых и региональных рынках продукции и услуг морского происхождения и назначения;

• падение уровня многостороннего (в том числе приграничного) сотрудничества, включая научно-техническое, и двусторонних отношений с интенсивно развивающимися прибрежными государствами;

• недостаточное участие регионального научного сообщества и деловых кругов в международных мероприятиях (конференциях, выставках и т.д.).

В научной сфере:

• общесистемный кризис фундаментальной и отраслевой науки, относительная выключенность ее из механизма развития морской деятельности Камчатского края, оторванность от процесса поиска решений насущных проблем морепользования;

• ослабление степени участия региональных научно-исследовательских учреждений в подготовке научных кадров высшей квалификации;

• отсутствие адекватной системы научно-прогностического обеспечения морской деятельности Камчатского края, а также системы генерации знаний и распространения технологий ввиду несбалансированности региональной инновационной системы.

В экологической сфере:

• общесистемное снижение экологической безопасности в прилегающих к Камчатскому краю акваториях Мирового океана;

• повышение уровня техногенной и антропогенной нагрузки на морскую среду со стороны отдельных видов морепользования;

• несогласованность действий, направленных на улучшение экологической обстановки в прилегающих к Камчатскому краю акваториях Мирового океана.

В сфере предотвращения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий в Мировом океане:

• низкий уровень готовности региональных органов государственной власти к предотвращению чрезвычайных ситуаций, в том числе неудовлетворительная степень защищенности критически важных объектов, невысокая эффективность поисково-спасательной деятельности, ядерной и радиационной безопасности.

В рамках функциональных (отраслевых) направлений региональной морехозяйственной политики к главным агрегированным проблемам, которые проецируются на территориальный уровень, в настоящем морехозяйственном блоке Стратегии отнесены нижеследующие:

• недостаточное участие морских судов, зарегистрированных под Государственным флагом Российской Федерации и приписанных к портам Камчатского края, в обслуживании отечественной грузовой базы, а также в глобальных международных перевозках (между портами иностранных государств), что существенно снижает эффективность транспортной системы страны в целом и ставит Российскую Федерацию в неприемлемую зависимость от иностранных государств, обладающих конкурентоспособными морскими флотами и портовой инфраструктурой;

• отставание от принятых норм уровня удовлетворения физиологических потребностей жителя Камчатского края в протеине морского происхождения, отрицательно влияющее на качество и продолжительность жизни населения;

• низкая для российских недропользователей инвестиционная привлекательность проектов изучения минеральных и энергетических ресурсов континентального шельфа, прилегающего к Камчатскому краю, а также неподготовленность отечественной промышленности к производству современных технических средств и оборудования для разработки морских месторождений, влекущая за собой чрезмерное увеличение доли прибыли иностранных компаний от их разработки;

• несбалансированное пространственное размещение энергомощностей в Камчатском крае, сдерживающее освоение месторождений полезных ископаемых и развитие береговой инфраструктуры, включая морские и речные порты;

• свертывание комплексных экспедиционных научных исследований в ключевых районах Мирового океана, необходимых для воспроизводства ресурсной базы, обеспечения безопасности мореплавания, предупреждения и уменьшения опасных последствий стихийных бедствий, а также постоянного мониторинга природных, антропогенных и техногенных явлений глобального и регионального масштаба;

• недостаточный уровень защищенности национальных интересов, связанных с реализацией суверенных прав на освоение морских ресурсов в ряде районов исключительной экономической зоны и континентального шельфа, прилегающего к Камчатскому краю, а также свобод открытого моря;

• неприемлемо высокий уровень экономических потерь от незаконной эксплуатации и реализации в иностранных портах ВБР, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации;

• длительная стагнация производства, повлекшая за собой моральное устаревание и физический износ основных фондов судоремонтной промышленности Камчатского края;

• значительное отставание уровня навигационно-гидрографического обеспечения морской деятельности Камчатского края от международных стандартов, что не обеспечивает необходимую эффективность освоения и использования пространств и ресурсов Мирового океана;

• недостаточная эффективность существующей системы поиска и спасания на море.

Условия и перспективы, способные позитивно влиять на комплексное развитие морской деятельности Камчатского края, могут быть также выделены на основании результатов анализа и сведены в нижеследующий перечень.

Во внутриполитической сфере:

• усиление государственного контроля за ходом исполнения решений в области морской деятельности, принятых на федеральном или региональном уровнях;

• благоприятные предпосылки делегированию части полномочий и ответственности федеральных органов исполнительной власти в области морской деятельности и локализация их на региональном или местном уровнях.

В информационно-психологической сфере:

• высокий образовательный уровень и уникальные качественные характеристики населения Камчатского края.

В экономической сфере:

• наметились контуры прагматичной инвестиционной и инновационной политики, позволяющей реализовать прогрессивные формы привлечения частного капитала (в том числе иностранного происхождения) в рамках государственно ГЧП с целью осуществления масштабных инвестиционных инфраструктурных и инновационных проектов в области морской деятельности;

• совершенствование региональной инвестиционной политики, а также межбюджетных отношений в морской деятельности;

• сравнительно благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура и внутриполитические условия, способствующие активному привлечению инвестиций в морехозяйственный комплекс Камчатского края;

• возрастают энергетические потребности растущих экономик развитых и активно развивающихся государств АТР, что требует дополнительных объемов энергоресурсов и ускоряет полномасштабное освоение углеводородных месторождений континентального шельфа, примыкающего к Камчатскому краю, а также неисчерпаемых ресурсов морского происхождения;

• внедрение эффективных форм пространственного развития морехозяйственного потенциала Камчатского края и постепенное становление конкурентоспособного туристско-рекреационного бизнеса позволяют диверсифицировать региональную морскую деятельность;

• развитие законодательной базы способствует активизации инициатив мелкого и среднего частного бизнеса в морехозяйственном комплексе Камчатского края.

В энергетической сфере:

• постепенный перевод энергосистемы Камчатского края на альтернативные, возобновляемые источники энергии, в т.ч. морского происхождения, а также местные виды топлива с оптимизацией структуры ее генерации открывает возможность позиционирования электроэнергетики как отрасли, способной обеспечить развитие ведущих отраслей региональной экономики.

В социальной сфере:

• в связи с общегосударственным курсом, направленным на преодоление негативных тенденций депопуляции и решение приоритетных социальных проблем, следует ожидать положительной демографической динамики и выхода Камчатского края на нулевое сальдо миграции;

• активизация морской деятельности и реализация крупных инфраструктурных и инновационных проектов в Камчатском крае обеспечат региональный морехозяйственный комплекс высококвалифицированным кадровым потенциалом;

• сохранившиеся высокие образовательные стандарты в региональных учебных заведениях мореведческой и морехозяйственной направленности, совмещающие в себе широкий кругозор и относительно узкую специализацию выпускников, в перспективе определяют конкурентоспособность подготовленных специалистов на международном уровне.

В международной сфере:

• усиление межрегионального и международного (включая субрегиональное и приграничное) сотрудничества (переходящего в партнерство) в морской деятельности с участием Камчатского края.

В научной сфере:

• дальнейшая деиделогизация научных исследований, ведущая к повышению их непредвзятости, объективности, научно-практической значимости и ценности;

• рост инновационной востребованности у предприятий морехозяйственного комплекса Камчатского края;

• стимулирование наукоемкого экспорта, расширение международных контактов, активное позиционирование сектора мореведческих и морехозяйственных исследований и разработок в мировой экономике, увеличение вероятности полномасштабной интеграции региональной инновационной системы в общероссийскую и глобальную.

В сфере предотвращения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера и их последствий в Мировом океане:

• усиление внимания (а также контроля) со стороны органов исполнительной власти Камчатского края к проблемам предотвращения чрезвычайных ситуаций, защищенности критически важных объектов, эффективности поисково-спасательной деятельности, ядерной и радиационной безопасности.

31. Поиск ренты означает предельно краткосрочное, спекулятивное экономическое поведение по неформальным нормам и правилам в совокупности с неспособностью к созидательной деятельности, стратегическому прогнозированию и долгосрочному планированию.

32. Между сферами морской деятельности и приморскими территориями края, например, диффузия инноваций, межрегиональное и международное сотрудничество, диверсификация источников финансирования системообразующих морехозяйственных проектов, межрегиональный баланс и субрегиональные взаимоотношения по поводу морской деятельности и т.д.

33. В совокупности с общей неразвитостью обслуживающей инфраструктуры, малоизвестностью Камчатского края на международном туристском рынке и ярко выраженной сезонностью туристических предложений.

34. Депривация (лат. deprivatio – потеря, лишение) – психическое состояние, при котором люди испытывают недостаточное удовлетворение своих потребностей.

35. Социальная фрустрированность – вид (форма) психического напряжения, обусловленного неудовлетворенностью достижениями и положением личности в социально заданных иерархиях.

36. Девиантное поведение – совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения в том или ином сообществе.

далее»» 2.7. SWOT-анализ морехозяйственного комплекса Камчатского края, его глобальных и субрегиональных конкурентных преимуществ и недостатков

Содержание

Все статьи