Политновости. RSS канал

В ожидании прыжка


Процесс обустройства страны требует осмотрительности. А у нас состояние постоянной готовности, что сейчас объявят мобилизацию и призовут. Мы постоянно находимся в каком-то взбудораженном состоянии.

Пространств — что вдоль, что поперек — никакая другая страна не сравнится. Климатические зоны — любую выбирай. Все для жизни припеваючи имеется. И почва плодородная в избытке, и ресурсов природных дай бог каждому, и народ — по собственному признанию — талантливый, трудолюбивый, духовно развитый, одним словом, богоизбранный. А жизнь устроить, чтобы нам завидовали и к нам стремились — не получается! Ходим уж в каком поколении и бубним себе под нос: «Как нам обустроить Россию, как нам обустроить Россию?!» А тут попался на глаза видеорепортаж, как поздравляет Владимир Путин с мировой победой бойца в смешанном стиле Хабиба Нурмагомедова, хвалит его за какой-то боевой прыжок и добавляет: «…Мы все можем так прыгнуть, что мало не покажется».

Тут-то мысль и блеснула. Мы не то, что не знаем как нам обустроить Россию, а мы просто к этому делу по обустройству приступить никак не можем. Некогда. Мы постоянно находимся в каком-то взбудораженном состоянии. Процесс обустройства страны требует осмотрительности, надо успокоиться, сосредоточиться, подумать! А мы все время в ожидании прыжка. У нас состояние постоянной готовности, что сейчас объявят мобилизацию, призовут и надо прыгать куда-то.

А при такой тревожности ума ни генплана обустройства начертить, ни конкретной программы размещения производительных сил составить невозможно. Да что там генплан обустройства? Непонятно, где основные силы обороны сосредотачивать. Если сами не знаем твердо, куда прыгать, чтобы им мало не показалось, то и откуда главная опасность проистекает, тоже непонятно. Кого публичным тренировочным прыжком пугать? Вот и мечемся с военными учениями по всей территории России бесцельно. А это ослабляет и без того хилый экономический организм государства. Тут уж не до обустройства, а быть бы живу.

Опять же и в международном плане путаница! Будем выпрыгивать из Украины или надо готовиться к прыжку в сторону Прибалтики? Продолжим прыгать в Сирии или попрыгаем дальше, в Ливию и Венесуэлу? Так увлеклись самими прыжками, что об их последствиях подумать некогда. Вот прыгнули в Осетию и Абхазию, так они теперь устроились до того удобно на нашем бюджете, что встает вопрос, а зачем мы туда прыгали-то?

В общем, хаотично все как-то получается. Сегодня прыжок в объединенную Европу готовим, а завтра, глядишь, и уже возле Китая подпрыгиваем. То влево прыгнем, то вправо, на международных горизонтах проявляемся неожиданно, словно всадник без головы. А как можно договариваться о полезном сотрудничестве с другими странами, ежели головы нет.

Поэтому главный вопрос для нас — это перестать прыгать, зафиксироваться и заняться делами внутри своих границ.

Совсем недавно на нашем месте, и даже шире, была держава без границ. Во все континенты прыгала, везде пыталась рулить. От Южной Америки до Юго-Восточной Азии, в Африке и Ближнем Востоке — всюду как дома себя чувствовала. И где она теперь? Допрыгалась…

Вот и мы каждый раз прыгаем с мыслью, что сейчас всех перепугаем, что никому «мало не покажется», а с прошествием времени оказывается, что «мало не показалось» нам самим.

В общем, пора завязывать с прыжками, рывками, прорывами. Пора переходить к спокойному обустройству России. Пока не допрыгались…

Николай Травкин

Как снять с России проклятие либерализма


Любая прогрессивная идея может быть полезной для страны, если внедрять ее с учетом национальной специфики.

Патриарх Московский и вся Руси Кирилл заявил, что либерализм — в каком-то смысле греховная идея, потому что «поставление в центр жизни самого себя — это есть отпадение от Бога». Кроме того, он отметил наличие связи между либеральными идеями и революциями.

Видимо, именно из-за таких параллелей многим российским гражданам, занимающим высокие посты, очень хочется дискредитировать либерализм. Тренд задал Владимир Путин, объявивший об исчерпании либеральной идеи. «Она, по-моему, просто себя изжила окончательно. Наши западные партнеры признали, что некоторые элементы ее нереалистичны», — сказал он минувшим летом в интервью газете Financial Times.

Немедленно последовали возражения, сводившиеся в основном к тому, что либеральные принципы — гражданские свободы, права человека, рыночная экономика — напротив, доказали свою жизнеспособность, это видно по высокому уровню жизни развитых западных стран. А если в современной России подлинного либерализма нет, то вина в этом прежде всего самого президента Путина.

Частично эти обвинения справедливы. Либерализм в России действительно приобрел уродливые очертания, и большинство россиян относятся к нему отрицательно. В их сознании либерализм связан с хаосом постсоветских реформ 1990-х, с падением международного авторитета России, с разделением страны на богатых и бедных, с чудовищной коррупцией, с всевластием бюрократического аппарата. Говорят даже о неком «проклятии либерализма», которое лежит на России.

Однако вряд ли в данной ситуации виноват только Владимир Путин. Причины следует искать несколько глубже.

Вот показательный пример из истории. В середине XX века начался распад европейских колониальных империй. В их числе была и великая Британская империя — англичанам пришлось уйти из своих колоний. Вместе с тем британцы очень грамотно покидали свои владения. Они, как правило, проводили там выборы, формировали правительство и парламент, создавали систему судов, оставляли местному населению налаженный государственный механизм: министерства, ведомства, департаменты, чиновничью иерархию, четкий документооборот, связывающий все это в единую функциональную суть. Они даже готовили национальных специалистов, владеющих соответствующими навыками.

Однако после ухода англичан вся эта изумительная механика тут же разваливалась. Начинали действовать совсем другие законы: местная «философия жизни», традиция, складывавша­яся веками, отторгала чуждый ей европейский государственный формализм.

Иными словами, конфигурация национальной культуры не совпадала с конфигурацией европейского социального бытия и потому искажала ее, дробила и перемалывала, превращая в нечто патологическое, дискредитируя тем самым собственно либерализм.

Рассмотрим этот же феномен с другой стороны. Любая большая доктрина, религиозная или социальная, неизбежно вступает в период так называемых «осцилляций». Она начинает порождать множество собственных версий, значительная часть которых оказывается вполне жизнеспособной. Осцилляции христианства, например, породили в свое время арианство, несторианство, монофизитство, монофелитство и т. д. и т. п., пока не утвердилась та версия, которую мы ныне называем «ортодоксальной». Далее начались осцилляции протестантской конфессии, породившие множество независимых друг от друга церквей.

Точно так же осциллировала идея социализма. Были версии Маркса, Ленина, Троцкого, Бухарина, Сталина — и это только у нас в стране. А кроме того возникли версии шведского социализма, христианского социализма, еврокоммунизма, китайского социализма, различные социал-демократические версии.

В аналогичном состоянии находится сейчас и доктрина либерализма. Даже если взять классический западный либерализм, то он представлен по крайней мере двумя разными статусами: американским, смещенным к либертарианству, и ев­ро­пейским, который тяготеет к социальному государству. А ведь есть еще японский либерализм, отличающийся от них обоих. У японцев, работающих в японских корпорациях, совсем не такие права, как у американцев или европейцев, являющихся сотрудниками своих национальных фирм. А ры­ночные стратегии кэйрецу (японских финансово-промышлен­ных групп) бывают весьма далеки от норм западного либерального рынка.

Заметим, что американский либерализм вырос из американской национальной культуры, основанной на индивидуализме, европейский — из европейской культуры, склонной к социальным гарантиям, а японский — из культуры, исторически стремящейся к клановости. И никого это не удивляет. Политические элиты западных стран вовсе не критикуют японцев за то, что у тех не такой либерализм, как в Европе или США.

А теперь перейдем к главному.

Россия тоже обладает отчетливой спецификой, которая складывалась столетиями, зафиксирована национальной культурой и непрерывно ею воспроизводится. Между тем при попытке либеральных реформ у нас в стране это никак не учитывалось. Была просто взята западная политико-экономическая модель и механически наложена на российскую реальность.

Естественно, конфигурации не совпали: зубчики шестеренок не сцепились друг с другом, штифты начали проворачиваться сами собой — вся либеральная конструкция превратилась в рассо­гла­со­ванный, трясущийся механизм, готовый развалиться на части. Требова­лись жесткие приводные ремни, чтобы заставить его хоть как-то работать. Функциональным ответом на данную ситуацию стал путинский дирижистский режим, сначала действительно стаби­лизировавший страну, но позже, как и свойственно дирижизму, приведший ее к застою.

Тридцать лет назад ошибки реформаторов были простительны. Более того, они были закономерны. Россия находилась в жестоком кризисе: не существовало людей, понимающих законы новой реальности. Просто некому было проводить юстировку либеральной идеи по российской национальной специфике. Да никому это и в голову не приходило. В результате либерализм стал пугалом для большинства россиян.

Однако гораздо хуже, что подобная ситуация сохраняется у нас и сейчас. Отечественные либералы по-прежнему пытаются механически наложить модель западного либерализма на российский национальный ландшафт. А поскольку конфигурации не совпадают, то, по их мнению, надо этот ландшафт просто сровнять — убрать все, что мешает, то есть национальное своеобразие. Никому по-прежнему не приходит в голову, что если существует американский, европейский, японский либерализм, то точно так же может существовать и российский либерализм в своей самостоятельной версии.

Причем это не чисто теоретические рассуждения. Вот пример того, как национальное может быть эффективно сопряжено с универсальным, как можно использовать местную историческую специфику для инновационного преобразования государства.

Когда во второй половине XIX столетия Япония начала модернизацию по европейскому образцу (революцию Мэйдзи), то почти сразу же образовалась серьезная угроза этим усилиям. В Японии издавна существовал класс самураев — профессиональных воинов, которые ни в какую европейскую модернизацию не вписывались. Риск общенационального конфликта, способного погру­зить страну в хаос, был очень велик. Однако японцы нашли оригинальный выход из этого тупика. Они стали назначать самураев исполнительными директорами новых концернов и фирм, воз­никавших в промышленности.

Самураи, в свою очередь, внесли в экономическую деятельность нравственный комплекс бусидо: безусловную преданность фирме, самоотверженность, послуша­ние младших старшим, приоритет коллективных интересов над личными. Возникла специфическая культура, названная корпо­ративной, — крупнейшая инновация, использующая не физиче­ский, а духовный ресурс, на основе которой выросли гигантские промышленные корпорации (дзайбацу), выведшие Японию в первый ряд индустриальных держав. Позже эту корпоративную культуру стал заимствовать Запад, а сейчас — Россия, хотя у нас это скорее пародия.

Вывод, по-моему, очевиден. Нам нужна собственная, российская версия либерализма, в которой историческая уникальность страны станет не препятствием, а материалом, фундаментом для эффективного либерального проектирования.

Только тогда либерализм перестанет быть пугалом для россиян и из проклятия превратится в драйвер государственного развития, помогая стране выбраться из застоя.

Андрей Столяров

Теперь Нобеля России может дать только война


Наука в нашей стране превратилась в чайную церемонию. Или, точнее, в имитацию, вроде выборов и независимого суда.

В Швеции закончилась Нобелевская неделя. Объявлены лауреаты самой престижной научной премии мира. Наши опять без наград. Скажем прямо, шансов у них было меньше, чем у чудесной девочки Греты Тунберг, которой остряки приписывают фразу «Раньше взрослые украли у меня детство. А теперь — Нобелевскую премию».

Шутки шутками, но если в былые времена перед присуждением премии мы гадали, кто из российских ученых может быть в списке номинантов, то уже несколько лет как тема прогноза совершенно испарилась. С большими основаниями мы можем претендовать на «Оскара», чем на Нобеля.

Но это еще не дно. Следующий шаг — перестанем понимать, за что присудили очередную премию, а поиск комментатора в научном сообществе будет обречен на неудачу. Трудно представить, чтобы в Саудовской Аравии или в Иране профессора местных университетов выступали экспертами по Нобелевским премиям. В конце концов, ни в одной «нефтедолларовой» стране Большой науки нет. Правда, в отличие от России ее там никогда и не было…

Последнюю Нобелевскую премию Россия получила в 2003 году. Последний лауреат умер в 2019 году. Ни одного не осталось, что унизительно для страны, которая носила титул великой научной державы. С этим титулом были согласны все наши конкуренты и оппоненты. В 1960-е годы у нас одновременно работали десять Нобелевских лауреатов. И потом высокие премии, с традиционным запозданием вручали нашим ученым за работы, выполненные именно в золотой для нашей науки период. Даже квасные и неисправимые патриоты не могут назвать сегодняшнюю Россию великой научной державой, а сетования на то, что политически ангажированный Нобелевский комитет не замечает наших искрометных достижений, постепенно умолкли.

Можно предположить, что российская власть недооценивает роль науки и, в частности, Нобелевских премий как фактора «мягкой силы». В современной ценностной модели мира научные достижения и технологический уровень значат для престижа державы гораздо больше, чем спортивные победы, на которые у нас делается ставка для удовлетворения национальных амбиций. Однако, думаю, такой вывод ошибочен. Наука в России превратилась в чайную церемонию. Или, точнее, в имитацию, вроде выборов и независимого суда. Лидерство в науке и в космонавтике упущено не по чьей-то злой воле, а по объективным причинам, как бы ни обидно было признать этот факт.

Попутно надо разоблачить миф об «утечке умов», которая питает Америку, нынешнего лидера (70 процентов) по Нобелевским премиям. Во-первых, 75 процентов американских ученых-нобелиатов, родились в США. Во-вторых, эта премия не только личная награда, но и признание уровня организации науки в стране. Научная миграция в Америку — это козырь страны, которая задает цивилизации темп в развитии высоких технологий. Миграция Нобелевских лауреатов (2010 год) выпускников Физтеха Андрея Гейма и Константина Новоселова — не козни англосаксов, а вина и беда России, которая по-прежнему «рожает быстрых разумом Невтонов и Платонов», но ценит их неизмеримо меньше, чем во времена Ломоносова.

Из зарубежных Нобелевских лауреатов в нашей стране продолжительное время работал лишь Герман Меллер, да и то в далеких 1930-х годах, когда отечественная генетика еще не была разгромлена и задавала тон в мировой науке. В СССР Меллер руководил лабораторией в Институте генетики и написал свой самый известный труд «Выход из мрака». Известно, что Сталин прочитал эту работу и испросил отзыв у Лысенко. «Народный» академик, который считал, что «в СССР люди не рождаются, рождаются организмы, а люди воспитываются», отнесся к идеям Меллера враждебно.

В 1938 году Герман Меллер благоразумно уехал из СССР, уже в 1946 году получил Нобелевскую премию, а в 1948 году в знак протеста против советского разгрома генетики вышел из Академии наук СССР. По архивным данным Нобелевский комитет рассматривал кандидатуру Тимофеева-Ресовского, учителя Меллера, но не смог найти его следы, поскольку ученый пребывал в далекой уральской «шарашке». Об этом эпизоде стоит напомнить, поскольку вновь набирает темп кампания по борьбе с «низкопоклонством перед Западом», идут гонения на ученых и лучшие технологические компании, что еще больше увеличивает отставание от развитых стран.

И все-таки уверен, крах науки в современной России — не глупость некомпетентной власти и не злая воля пробравшихся в Кремль «агентов влияния». Большая наука генетически не может ужиться с сырьевой экономикой. Времена, когда просвещенный монарх Фредерик II поддерживал Тихо Браге и построил ему замок-обсерваторию, минули в прошлое. В современном мире Большая наука монтируется в единый организм с политическим и экономическим устройством государства. Какие бы призывы ни звучали с высоких трибун, какие бы модернизационные проекты ни предлагались — вроде иннограда Сколково, каскада технопарков вокруг городов-миллионников или реформы Академии наук, прорыва не будет. Большая наука вырастает не из желания прогрессивного чиновника, а нарождается в благоприятных условиях. А пока у нас из почвы в буквальном смысле вырастает сырьевая экономика.

Мощная сырьевая экономика и невразумительная наука — объективное отражение места России в мировом разделении труда. Следствие исторического пути России. Славный путь, его надо воспринимать целостно, пусть отдельные фрагменты кажутся досадными. Если хотели другого пути, не надо было прирастать Сибирью. Великий Новгород по технологическому уровню превосходил города Ганзейского союза. При Иване Грозном и Алексее Михайловиче при всех их заслугах, по технологическому уровню страна была уже на задворках Европы.

Надо признать, едва ли не все наши Нобелевские лауреаты родом не из Академии наук, а из Атомного проекта, который финансово и структурно был построен совсем по другим лекалам. Как только иссякла динамика Атомного проекта, высох ручеек Нобелевских премий. Последний «могиканин» (2003 год) — Виталий Гинзбург, еще в начале 1950-х годов вместе с Сахаровым проводил расчеты термоядерной бомбы, которую называл не слишком интересной для физика задачей.

Выскажу парадоксальную идею. Поскольку от сырьевой экономики в обозримом будущем мы отказаться не сможем, единственной дорогой, по которой Россия может вернуться в стан великих научных держав, является война или ее реальная угроза. Но не просто война, а такая война, которая потребует научных изысканий на новом витке знаний, как было с ядерным оружием. Большая наука — следствие Большой войны. Со времен крестоносцев, когда появилась подкова и хомут, до наших дней. Но вопрос в том, не разрушен ли в России научный фундамент и остались ли научные школы, чтобы широко замахнуться и не сесть в лужу?

По словам Фрэнсиса Фукуямы, «общество, которому не угрожает конкуренция или агрессия, останавливается в своем развитии и перестает обновляться; индивидуумы, слишком склонные к доверию и сотрудничеству, становятся уязвимыми для более воинственных». 

А пока «Марш энтузиастов» Дунаевского про «страну героев, страну мечтателей, страну ученых» имеет к нам гораздо более отдаленное отношение, как «Боже, царя храни!»

 

Сергей Лесков, журналист, писатель

Владимир Ермолин. Подросток в центре правового катаклизма


МВД внесло поправку в КоАП — об ответственности родителей за курение отпрысков. Меры такие: предупреждение, штраф до пяти тысяч рублей и административный арест на 15 суток.

Примут дурнину и пойдет потеха по всей стране. Там из родительских кошельков полетят в казну последние рублики. А вон, видите? Мужика влекут с заломленными руками, а он упирается, ногами землю загребает, кричит что-то — это Сашкин отец. Пацан давно хотел папашу-надоедалу в кутузку пристроить. А тут всего-то пачки хватило и — пятнадцать суток свободы.

И как же это весело — снять приятеля или подружку с цигаркой в зубах на телефончик, а потом тянуть с них денежку — классный полигон стукачества и шантажа.

Этот закон таким цирком шапито вломится в российские семьи, в школы, в саму жизнь подростка, что мало не покажется. И без того российская семья, не самая благополучная в мире, обретет новые поводы для ссор, ора, мордобоя, раскола и моральной тяжбы до гробовой доски. И в центре этого правового катаклизма — подросток.

Как человек, проработавший в Госдуме полтора десятка лет парламентским корреспондентом, не сомневаюсь, что такой, а точнее, любой степени нелепости законопроект легко может быть принят, если из Кремля кивнут. А чего не кивнуть, это отвечает нынешней стратегии максимального охвата населения пенитенциарной практикой. Тут и пятнашечка в дело пойдет.

 

Владимир Ермолин, журналист

Из жертв пенсионной реформы наштампуют пилотов и хирургов


Власть подняла пенсионный возраст, но не знает, куда деть пожилых людей, оставшихся без работы

Партия «Единой России» дала команду своим депутатам в Госдуме проработать в рамках так называемой региональной недели вопросы по переобучению предпенсионеров. Об этом говорится на сайте партии власти. Там же приводится шокирующая информация, которую поведал депутат от ЕдРа Николай Петрунин. Оказывается, «порядка 50% граждан предпенсионного возраста будут испытывать потребность в переобучении для того, чтобы продолжить работу». Причем, он ссылался на Минтруд РФ.

Можно не сомневаться, Петрунин говорил предельно аккуратно, сглаживая острые углы. На самом деле, все предельно ясно: даже партия власти, которая продавила «людоедскую» пенсионную реформу прекрасно понимает, что каждый второй пожилой россиянин — мужчина 60+ и женщина 55+ сегодня не востребованы трудовым рынком. Впрочем, тайны из этого не было и раньше, поскольку при достижении прежнего сбалансированного пенсионного возраста примерно половина пенсионеров прекращали работу или меняли её на посильную деятельность.

Что касается профессий, которые будут предложены людям в предпенсионном возрасте, то выбор здесь невелик, причем списки составляются по принципу: были бы преподаватели, а ученики найдутся, а не наоборот. Мало кто сомневается, что была спущена команда сверху, вот и суетятся чиновники и провластные функционеры, имитируя бурную деятельность.

То, что ситуация принимает негативный оборот, косвенно подтверждают слова Петрунина о необходимости эффективного использования казенных денег, выделенных на переобучение, а также о стремлении «к тому, чтобы прошедшие обучение люди имели возможность трудоустройства, а не остались бы невостребованными с полученными знаниями».

Интересно, почему власть до повышения пенсионного возраста не озадачилась этими вопросами? Заранее переобучили бы людей, подготовив их к новым реалиям — вот был бы нормальный подход к проблеме.

Между тем, специалисты уже подсчитали, что в результате пенсионной реформы емкость трудовой силы в России увеличится на 5 млн. рабочих, тогда как Минтруд обязался переобучить к 2024 году ориентировочно 450 тысяч. Даже если учесть, что два половиной миллиона пожилых людей востребованы, то не трудоустроенными окажутся больше двух миллионов предпенсионеров. И это при условии, если все переобученные найдут работу.

На Западе, где уже произошло повышение пенсионного возраста, многочисленные исследования показывают, что из-за неизбежного снижения когнитивных навыков, сопровождающего старение, пожилым людям требуется больше времени для приобретения новых навыков и эффективность их обучения хуже, чем у молодых людей. Особенно, если оно не отвечает конкретным профессиональным потребностям стареющего работника.

Как пишут, к примеру, эксперты германского Института экономики труда (Бонн), вопреки распространенному мнению, что пик профессионального развития и отдачи от специальности приходится на возраст 55 лет, возрастная продуктивность достигает максимума в конце сорокалетия работника, а затем со временем снижается.

Эволюция когнитивных навыков в течение жизненного цикла получила значительное внимание со стороны исследователей, особенно в нейропсихологической науке. Скорость принятия решений, мышление, пространственные способности и кратковременная память резко снижаются после 55 лет. А вот обретенные в молодые годы и закрепленные в зрелости профессиональные навыки, их еще называют кристаллизованными, сохраняются вплоть до конца седьмого десятка.

Словом, переобучение пожилых людей — недальновидная затея. Если что и делать в этом плане, то разумнее предложить пожилым людям такую, или аналогичную работу, но на новом месте. Причем, даже с корректировкой знаний могут быть проблемы. В то же время переобучение все-таки имеет огромный смысл в качестве трамплина в пожилой возраст, если оно, само собой, осуществлено намного раньше — когда работник достигает возраста 40+.

Это, безусловно, сложная и трудно прогнозируемая стратегия властей. Неслучайно, в ЕС, да и в США закладывали очень большие сроки на переход к новому пенсионному возрасту. Людям ряда профессий еще в зрелости говорили, что лет через 1015 они будут с большой долей вероятности не востребованы. Значит, нужно переобучаться.

Российская же власть ничего не делает для того, чтобы дать шанс поколению 50 «минус» подготовится к достойной старости, хотя и вбухивает миллиарды в Центры занятости населения. «Что тут мелочиться, пусть учат тех, кому за 60 лет, на хирургов, летчиков, водолазов, промышленных альпинистов и тому подобное. Как раз Минздрав жаловался на нехватку врачей, а ВКС РФ готов принять любое число пилотов истребителей», — иронизируют в Сети над инициативами правительства и потугами ЕдРа.

Но если серьезно, нужно не только переобучать тех, кому до выхода на пенсию, как минимум, 15 лет, но и пропагандировать пенсионные программы. Если заглянуть в социальные сети и «пройтись» по форумам, можно прочесть, что молодые и даже зрелые люди не очень-то стремятся к профессиональной самореализации, предпочитая жить «здесь и сейчас». Что будет потом, и вообще, зачем нужна серьезная специальность, волнует очень многих в последнюю очередь.

С другой стороны, двадцатилетних, тридцатилетних и даже сорокалетних людей можно понять. Созданная властью система пенсионных расчетов не стимулирует к белым зарплатам и, следовательно, к продуктивному труду.

Типичные реплики из Сети на сей счет звучат примерно так:

«Недавно мы считали будущую пенсию с подругой. У меня всегда „белая“ хорошая з/п, у нее „серая“ либо пробелы вообще. Схема простая: соцчасть (точное название не помню) +то, что по баллам. На выходе у меня на 270 рублей больше прожиточного минимума, у нее меньше на пару тысяч, но до минимума ей доплатят. Итого разница 270 рублей, выводы делайте сами».

Чтобы было понятно, о чем речь, поясним: 25 тысяч рублей з/п за 20 лет официальной работы обеспечат накопление в пределах 40 баллов, что соответствует, увы, минимальной пенсии — чуть больше 9 тысяч рублей. Таким образом, следует говорить об отсутствии у молодых мотивации к накоплению пенсии и об отсутствии планов на будущее. На форумах, посвященной этой теме, можно прочесть о неверии в будущее и цинизме властей.

«Многие или не работают, или работают не официально. Я знаю несколько хореографов — так они уже лет 10 без отчислений работают»

«Зашла на „пенсионный калькулятор“ и выяснила: со стажем 10 лет моя пенсия составит 7200 руб., со стажем 20 лет — 8900 руб., со стажем 30 лет 10700 руб., 40 лет — 12400 руб. На фига мне такая работа»

Да, в США и в ЕС подняли пенсионный возраст, но и обеспечили замещение зарплат пенсией на уровне 70%, а у нас, кстати, — чуть больше 30%. Там переобучение начинают задолго до 50 лет, в РФ — когда до старости рукой подать. В «загнивающем и разлагающем» Западе дали длительное время на переход к новым стандартам ПФ, как по возрасту, так и по трудоустройству. В России начали пенсионную реформу, как всегда с бухты-барахты: вообще не спланировав её и, по сути, по шулерски кинув людей обещанием не загонять в «деревянный макинтош» сразу после выхода на заслуженный отдых.

То, что делает правительство Медведева с согласия президента Путина равносильно строительству большого дома без фундамента — авось, получится. Нет, не получится.

 

Александр Ситников

Николай Травкин. Что обременяет бюджет России?


 

Бюджет на 2020—2022 гг. правительством разработан, одобрен и доставлен в Госдуму.

С депутатами особой мороки не предвидится. Большинство понимает, что поскольку значительная часть бюджета состоит из закрытых статей, то лучше в него совсем не влезать. Попадешь случайно в секретную строчку и живи всю оставшуюся жизнь под подозрением в шпионаже. От греха подальше, не открывая толстенных томов, кнопку нажать и одобрить. 

Но вне стен Думы находятся любопытные, копаются в цифири. Некоторые даже интересуются, а во сколько же нам обойдется продолжение военной экспедиции по спасению режима Асада в Сирии?

Интересующиеся есть, а предмета интереса в бюджете — нет! 

Четыре года назад Кремль заявил и, как бы, навсегда закрыл тему: «Операция российских вооруженных сил в Сирии не обременяет бюджет».

И трудно не согласиться с мнением Кремля. Ведь посмотришь в бюджет и сразу в глаза бросается, что, в основном, его обременяют здравоохранение, образование и прочая мелочевка под общим названием «социалка».

Особо злостным обременителем, конечно, является российский пенсионер. Этот вообще меры не знает! Сколько в его бюджетную строку ни дай, все мало, все как в прорву…

А военная экспедиция в Сирии что? Да этой строчки даже совсем и в бюджете-то нет. Как же она обременить может?

 

Николай Травкин, политик

Вече под контролем самодержца


В борьбе за бесконтрольную власть наш правящий класс все чаще вспоминает о неповторимых национальных традициях.

 

Вече под контролем самодержца

 

Складывается ощущение, что внутри страны нашей власти идеальным видится такое положение дел, когда в рамках своей суверенной демократии она сможет хоть танками проехаться по мирной демонстрации при абсолютном молчании мирового сообщества. А во внешней политике — когда-то же самое можно будет проделать против любого другого государства, в то время как со стороны того же мирового сообщества на это будет такая же реакция. Но, понятно, что это — идеал. Пока же такое положение, как говорил поэт, «мечты, мечты…», и это понимают даже в Кремле.

На деле пресловутая «борьба за суверенитет» — это лишь борьба за бесконтрольную власть правящего класса в собственной стране. Подобное возможно лишь в условиях тотального контроля над информацией. Однако даже на пике российского абсолютизма в XVIII—XIX веках такой контроль был невозможен. Альтернативная точка зрения и тогда, хоть и в микроскопических дозах, все же просачивалась в общество — вспомнить хотя бы юношеское стихотворение Александра Пушкина «Клеветникам России», которое само по себе было ответом восторженного 18-летнего юноши на бурное обсуждение во Франции резни, учиненной царскими войсками в Польше.

Позже точку зрения, отличную от провластной, передавали друг другу студенты, переписывая от руки, например, запрещенное письмо Белинского Гоголю. Затем эту неподцензурную информацию и альтернативную официальной точку зрения ввозили в страну небольшими нелегальными партиями в виде герценовской газеты «Колокол».

Сталинский «железный занавес» также был не столь непроницаемым, как хотелось бы «вождю народов» — все-таки это уже было время радиоприемников, которые при желании можно было настроить на «вражью волну».

Сегодня, в наш век интернета, осуществить тотальную власть над информацией, а значит и над умами людей, практически невозможно. По этой причине борьба за суверенизацию политики в России больше напоминает борьбу с «клеветниками» и «очернением» нашей прекрасной действительности, которая велась во времена позднесоветского застоя. И боюсь, с тем же плачевным конечным результатом… Одной (но далеко не единственной) из причин такого результата будет, как мне представляется, и качество аргументов, используемых в этой глобальной идеологической борьбе, призванной, впрочем, прикрыть банальные корыстные интересы правящей в стране группировки.

Посмотрим на основные тезисы «суверенизации», изложенные, например, в 

 

далее

Жертвы госкапитализма


Почти каждый россиянин мог бы предъявить претензии властям за понесенный от их действий ущерб. Но пока все наоборот: государство подает иски к гражданам.

 

Жертвы госкапитализма
 

Один из депутатов предложил ввести в России новую категорию льготников — «жертвы Перестройки». Над законодателем пару дней поиронизировали и тему закрыли. А зря, на мой взгляд. До конкретных льгот дело бы все равно не дошло, зато дискуссия на тему, кто кому должен за Перестройку, 90-е и далее до наших дней, могла выйти интересной.

На любом историческом этапе есть свои жертвы и бенефициары. Не будь Перестройки и последующих событий, многие из ныне власть предержащих сегодня в лучшем случае заведовали бы кафедрой или складом, а не управляли огромной страной и не распоряжались ее богатствами. То есть эти люди в большом выигрыше.

И материальные претензии к государству в лице действующих его правителей-бенефициаров со стороны «жертв Перестройки» — граждан, потерявших в те годы работу, здоровье, накопления — вполне справедливы.

Проблема в том, что подобные меры следовало бы распространить на жертв всех постперестроечных лет до нашего времени.

Например, на тысячи сирот, после вступления в силу «закона подлецов» не дождавшихся ни иностранных, ни российских усыновителей.

Или на сотни тысяч предпенсионеров, каждого из которых недавняя псевдореформа ограбила минимум на миллион, не считая предыдущих изъятий пенсионных накоплений.

Или на жертв оптимизации медицины: как самих медиков, вынужденных работать на 2-3 ставки или вовсе ушедших из профессии, так и пациентов, которые месяцами не могут попасть к нужному специалисту.

Или на жертв присоединения Крыма — 

 

далее

Шаманы при власти или успех нашей разведки?


Юрий Болдырев о разгадке смысла репрессий против сибирского шамана

Что власть перешла к репрессиям — вроде, достаточно очевидно. Пока не массовым, но, тем не менее, несколько последних публичных кампаний были связаны именно с попытками осудить явно невиновных, а то и вообще случайных. Мое мнение: не по ошибке, но вполне осмысленно, вполне сознательно. Чем более явно невиновные, но оказавшиеся хотя бы рядом с местами массового гражданского протеста, окажутся осуждены, тем, как я понимаю, по мнению властей, мощнее будет превентивная функция нынешних репрессий. Читай: в игру: «я вот здесь ступил, а здесь не ступил, а по закону виновен, только если переступил именно вот здесь…» — в эту, по мнению властей, казуистическую и неуместную игру они (власти) демонстративно играть отказываются.

Принцип культивируется и демонстрируется совершенно иной, не имеющий никакого отношения к таким «атавизмам», как презумпция невиновности. Принцип прост и ясен: «Не подходи!», «Даже и не думай!», «Не дай бог, окажешься рядом…».

Ясно, понято. Будем учитывать. Но это — в отношении протеста, скажем так, земного, материального, организуемого и оформляемого в соответствии со светскими законами и беззаконием, но ориентированного, в конечном счете, на реализацию каких-то земных, материальных, законодательно оформленных норм и процедур, вроде выборов, референдумов, акций гражданского неповиновения и т. п.

Но вот явление совершенно иного рода: движение через всю страну шамана на Москву с целью изгнания нынешнего властителя — вроде как, подразумевается, беса. Специально обращаю внимание: не вора, не жулика, не грабителя, не организатора и/или покрывателя всяческой мафии — это все можно было бы считать совершенно необоснованной клеветой и оскорблением. За что и статья в УК предусмотрена. Но речь об оценке нынешнего властителя на языке конкретного вероучения, с которой соглашаться или не соглашаться могут, естественно, исключительно сторонники этого вероучения. Для остальных, тем более, для светских властей это должно быть не более, чем некий «тыр-мыр-дыр» — что-то как-то звучащее, но никакого отношения к публичной общественно-политической реальности не имеющее.

Тем не менее, как известно, власти напряглись, всполошились и затем, не дожидаясь прихода шамана в Москву, менее чем на полпути провели блистательную спецоперацию, оформленную почти как захват банды матерых головорезов, на счету которых десятки замученных и загубленных душ. С предварительным перекрытием (как сообщали СМИ) единственной федеральной автотрассы, связывающей Дальний Восток с центром страны. Спецоперация была разработана, спланирована и прошла успешно — нарушителя покоя власти упекли подальше обратно, вроде как, в Якутию. Формально — по подозрению в каком-то страшном и исключительно опасном для общества преступлении — вроде участия в организации какого-то недостаточно санкционированного властями общения во дворе на лавочке с соседями.

Но чего, собственно, так перепугались власти?

Первый напрашивающийся ответ: экстремист — планировал изгнание из Кремля законно избранного президента. Вроде как, действительно, преступление.

Все бы верно, но только если бы «экстремист» планировал изгнание президента физическое. Вроде штурма Кремля возглавляемыми шаманом народными массами и затем погони по его коридорам за нынешним властителем, возможно, и с бубном, но, главное, с каким-нибудь железным прутом и/или осиновым колом. Согласитесь, подобная картина явилась бы и впрямь антиконституционным актом экстремизма — в случае провала. Или, напротив, воспеваемой в веках — в случае успеха. Но пока это не случилось, сама мысль о подобном — безусловный экстремизм.

Но, насколько известно, ничто подобное наш шаман не планировал, во всяком случае, публично. А намеревался он осуществить некое свое чудодейственное шаманское действие, которое, как верят в это сторонники его вероучения, должно было привести к некоему, опять же, чудодейственному позитивному результату. То ли нынешний властитель сам добровольно сбежит, может быть, уйдет в старцы с посохом и всю оставшуюся жизнь будет переводить старушек через дорогу, бичевать свое плотское тело и иными подобными способами замаливать грехи. То ли физически властитель останется, но некие вредные «бесы», наставляющие на путь не истинный, его покинут, и тогда обернется он же добрым молодцем, любящим свой народ (а не придворный «кооператив») и заботящимся исключительно о нем и его (народа) благе.

Кто против? Я имею в виду, не физическое изгнание нынешнего властителя и его команды (даже мечта о подобном — почти преступление), а некоего религиозного таинства, в которое сам шаман, а также его единоверцы, видимо, верят?

 

Насколько я понимаю, против могут быть лишь его единоверцы, не разделяющие отношения данного шамана к нынешним светским властям и их лидеру.

Далее, к сожалению, не вполне в курсе основ и положений соответствующей церкви, в частности, не знаю, как решаются у них подобные конфликты. Но допускаю, что это, в случае несогласия с планами конкретного шамана, может быть либо решение вышестоящего шамана или шаманского совета, какого-нибудь, может быть, их шаманского схода, запрещающего совершать подобное таинство. Или, в случае более либеральной организации этой церкви, организация альтернативных шаманских таинств, может быть, с параллельным походом на Москву — в защиту «бесов» в Кремле.

То есть, извините, ошибся — в защиту нынешнего властителя, который, по мнению альтернативного шаманского сообщества, вовсе и не бес, и потому изгнания вовсе не достоин.

Но против оказались светские власти — и поспешили произвести превентивные действия, не допускающие совершения шаманского обряда — во всяком случае, в Москве. Почему? Испугались? Верят в действенность шаманских таинств? Верят в сглаз и порчу?

Невольно повторяешь сакраментальное: это кто же нами правит! Нет, более того: кто же осуществляет стратегическое планирование развития самой большой в мире страны, да еще и с ядерным оружием, и затем реализует эти планы?

…Итак: они верят в сглаз и порчу? Как минимум, верят в то, что, будучи произведены на расстоянии в несколько тысяч километров от Кремля, шаманские таинства окажутся существенно менее действенны, нежели в непосредственной близости от сакрального центра власти.

А буйного и вредного (с точки зрения властей) шамана направили на психиатрическую экспертизу. Внимание: вот здесь, казалось бы, забрезжил хоть какой-то свет хотя бы минимального здравого смысла. Но лишь казалось бы.

Разумеется, я категорически против «карательной психиатрии». Напомню, на принудительную психиатрическую экспертизу не в далекие советские времена, но вот совсем недавно направляли активистку борьбы против добычи урана в Курганской области методом выщелачивания (когда под землю под давлением закачиваются растворы, растворяющие уран) и, одновременно, лидера местной организации национально-патриотических сил России Любовь Кудряшову. Карательной психиатрии — безусловно «Нет!».

Но, согласитесь, у многих людей, узнавших, что кто-то собирается изгнать нынешнего властителя из Кремля путем шаманского обряда, естественно, возник вопрос: вполне ли он психически здоров? Вопрос правомерный, но, внимание: до тех пор, пока человек не осуществляет никаких действий в материальном мире (а не в своей духовной сфере), представляющих опасность для общества, никаких оснований для принудительной психиатрической экспертизы нет!

Более того, ничего не имею против иных церквей и вероучений, но давайте будем последовательны. Либо психиатрической экспертизе равно не подлежат и те, кто намеревается обрядом изгнать «демонов» из Кремля, и те, кто организует молебны за здравие «демона», то есть, извините, правителя.

И, напротив, если психиатрической экспертизе подлежат шаманы, верящие в то, что шаманскими таинствами можно правителя изгнать, то, согласитесь, равно на точно такую же принудительную психиатрическую экспертизу должны направляться и те, кто верит, что правителю помогут молебны за его здравие. И, совершенно точно, те, кто окропляет святой водой космические корабли и подводные лодки…

…А также, если быть последовательными, принудительной психиатрической экспертизе должны подлежать и те, кто так перепугался предстоящих шаманских таинств, что отдал указание шамана остановить и в Москву не пущать. И кто бы это мог быть? Согласитесь, в условиях масштабной общественно-политической огласки и, соответственно, прогнозировавшегося политического резонанса, это никак не мог быть какой-то мелкий стрелочник?

Но если человек, в отношении которого есть основания подозревать, скажем мягко, наличие психических отклонений (верит в эффективность и опасность шаманских таинств), находится где-то в непосредственной близости от главы нашего государства, носителя воли к использованию ядерного оружия, а, может быть, и отвечает за его безопасность (шаманов ведь от главы государства отгоняет не какой-то дворник или водопроводчик), нет ли оснований у всех нас встревожиться всерьез: «что будет с Родиной и с нами»?

А тут еще пресс-секретарь президента (того самого, от изгнания которого их Кремля методом шаманских таинств удалось защитить лишь в результате блистательной спецоперации) на полном серьезе прокомментировал дурное шоу в ООН с выступлением некоей 16-летней шведской школьницы с утверждением, что «уже более чем 30 лет наука выносит очевидные предупреждения» — это о якобы «глобальном потеплении вследствие человеческой деятельности».

И вот пресс-секретарь спасенного лидера нации на полном серьезе этот помпезный бред тинэйнджера-недоучки комментирует (к бедной девочке, понятно, претензий нет — организовали это вполне взрослые и циничные дяди и тети), говорит, что «постановка вопроса обоснована», даже отчитывается об очередном «достижении» наших властей. А именно: как раз накануне по поручению президента (которого, эх, не успел изгнать наш шаман!) наш премьер от имени России подписал Парижское климатическое соглашение. Читай: масштабные лесные пожары в Сибири даже пытаться тушить не будем, но все выбросы углекислого газа от этого масштабного уничтожения своей природы скомпенсируем окончательным уничтожением своей промышленности… И это в условиях, когда США, напротив, с подобным почти шаманским (по научному уровню) бредом решительно покончили — из Парижского соглашения вышли.

Да есть ли в этом нашем дурдоме еще хоть кто-то с более или менее трезвым, сколько-нибудь национально ориентированным умом?

Но, может быть, я неправ? Может быть, это просто на упреждение сработала наша разведка?

Действительно, вот только сегодня наши СМИ сообщили, что Фейсбук купил старап, в котором компьютер управляется … силой мысли. Вот оно — недостающее звено! А наши-то разведчики доложили, куда следует, заранее. И власти уже заранее знали, что наш шаман — как раз и есть коварный агент этого американского стартапа.

Забыли, может быть, как пиарили Кириенко два десятилетия назад (тогда — премьера, а ныне — ответственного в администрации президента за всю внутреннюю политику)? Напомню: мол, у него в голове — компьютер. Все сходится: вот этим самым компьютером, повторю, ответственным за всю внутреннюю политику в стране, силой мысли, надо понимать, и намеревался управлять коварный агент американского стартапа — наш простенький с виду шаман…

Хуже того, страшная мысль посетила: а вдруг и у нашего верховного властителя в голове не «органчик» (как это положено по классику), а целый компьютер? То есть, тоже подверженный управлению мыслью фейсбучного агента на расстоянии…

Ну, слава богу, защитили: не будет (хотя бы временно — до следующего шамана) никакой опасности ни более или менее приличных, хотя бы минимально объективных СМИ, ни хотя бы минимально честных выборов власти, ни каких-либо преград дальнейшему ограблению и закабалению людей и разграблению страны…

 

Юрий Болдырев

Пенсионная реформа: Поляки преподали мастер-класс Путину и Медведеву


Почему во «вражеской» Польше снижают пенсионный возраст и реально повышают пенсии, а в России все наоборот

С 1 октября военным пенсионерам увеличат пенсии на 6,3%, после чего средний размер пенсии силовиков составит около 26,2 тысячи рублей. Ну, а средний размер «гражданской» пенсии в России сейчас составляет порядка 14 тысяч. Как умудряются прожить на эти деньги рядовые пенсионеры, можно только догадываться. Правительство и вовсе считает, что пожилые люди способны уложиться в 9311 рублей. Во всяком случае, именно такой прожиточный минимум для пенсионеров предлагают установить чиновники со следующего года.

«Установить величину прожиточного минимума пенсионера в целом по Российской Федерации для определения размера федеральной социальной доплаты к пенсии в соответствии со статьёй 4 Федерального закона от 24 октября 1997 года №134-ФЗ „О прожиточном минимуме в Российской Федерации“ на 2020 год в размере 9311,0 рубля», — говорится в проекте федерального бюджета на три года.

Методики чиновничьих расчетов вызывают и непонимание, и недоумение. А главное вопрос: а сами пробовали прожить на копейки, которыми регулярно «осчастливливаете» пенсионеров? Видимо, нет. Зато речи о социальной ответственности государства от них приходится слушать регулярно. Только вот объяснить, как страна с профицитным бюджетом, богатейшими природными ресурсами умудряется выплачивать столь смешные пенсии, не могут.

Особенно странно эти цифры выглядят на фоне не самых богатых стран. Например, в 2018 году средняя пенсия в Польше была в переводе на рубли 3135 тыс., тогда как российская в это же время - 13360 руб.

«Возрастная структура населения, пенсионная модель в наших странах похожи. Но Польша направляет в пенсионную систему намного больше финансовых ресурсов. Например, в последние годы она стабильно выделяет на все виды пенсий 11%-12% ВВП, тогда как Россия — лишь 7%-8%», пояснил «Аргументам и фактам» научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Вадим Потапенко.

Даже в давно не вылезающей из кризиса Греции в минувшем году средняя пенсия составила около 50 тысяч. А россиянам пока только обещают, что к 2024 году их пенсии достигнут аж 20 тысяч рублей. И предлагают самим позаботиться о более-менее обеспеченной старости, откладывая уже сегодня часть зарплаты. Правда, даже спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко не очень понимает каким образом это сделать.

«Сейчас значительная часть населения имеет доходы, из которых им просто нечего выделять на увеличение пенсионного обеспечения в будущем», — заявила она в интервью РИА «Новости».

Как отмечают эксперты, низкие пенсии — это следствие маленьких зарплат. Зарплаты, составляющие 40 тыс. рублей, не позволяют выплачивать даже средние размеры пенсий, считает ведущий научный сотрудник Института экономической политики и проблем экономической безопасности (ИЭПиПЭБ) Финансового университета при Правительстве России Константин Андрианов.

«Если кардинальных решений в пенсионной системе не произойдет, то пенсия скоро перестанет быть отложенным заработком на старость», — уверен он.

По его мнению, пенсионная система в России является одной из самых острых проблем. Пенсии многих из 44 млн. российских пенсионеров часто меньше 10 тыс. рублей.

«Можно сказать, что пенсии по старости перестали выполнять свою главную задачу — обеспечивать социальную защиту по утрате трудоспособности гражданина», — констатирует эксперт.

По мнению политолога Николая Платошкина, правительство не особо беспокоится ни о прожиточном минимуме, ни о минимальных зарплатах.

— Эти цифры и для них — чисто расчетные единицы. Условно говоря, для определения штрафов в 1 МРОТ и прочее. Никто не может прожить на это, как и на пособие по безработице, поэтому никто не идет на биржу труда регистрироваться. Поэтому наше правительство и рапортует, что у нас нет безработицы.

«СП»: — Тогда о какой социальной ответственности государства можно говорить?

— Ни о какой. Замминистра финансов Моисеев еще задолго до повышения пенсионного возраста открыто говорил, что не надо надеяться на государство — копите себе на старость сами. При этом постоянно повышают налоги, отчисления, которые якобы потом должны пойти на выплаты нам. Все повышается, а в ответ — вы не надейтесь, государство не обязано и прочее. Это политика социального дарвинизма.

«СП»: — Но ведь даже Матвиенко говорила о том, что доходы граждан не позволяют делать накопления.

— У нас 59% граждан не имеют вообще никаких накоплений — ни в банке, ни под подушкой.

Если говорить о пенсионных накоплениях, то мы же платим. Работодатель каждый месяц делает отчисления в Пенсионный фонд. Так их уже два раза конфисковали. Причем государство, а не какие-то бандиты.

И потом, если говорить о накоплениях, то когда в стране инфляция или обвалы рубля, как например в 2014, — что мы получим? Номинально какую-то сумму, но что на нее купить сможем?

Кто у нас отвечает за то, чтобы рубли не обесценивался? Никто. Наоборот, монетарные власти и правительство делают все, чтобы он обесценивался быстрее, чем должно.

«СП»: — Почему же Польша может позволить себе платить нормальную пенсию?

— В Польше правит партия, которая удалена от большого бизнеса и которая стремится хоть что-то делать для людей. Они снизили пенсионный возраст, средняя пенсия примерно сорок тысяч наших рублей.

Кстати, я их спрашивал — есть ли у них дефицит бюджета (нас же этим пугают). Они говорят, что у них профицит. Почему? Они заставили большой бизнес платить. То есть то, что мы все время предлагаем — ввести прогрессивную систему налогообложения.

Причем в Польше особо сильно утаивали налоги как раз бензиновые короли. Их заставили платить, как положено.

Как считает политолог, эксперт ПРИСП Николай Пономарёв, когда речь заходит о доходах граждан разных стран, уместнее сравнивать не размер пенсий в абсолютном выражении, а структуру потребления.

— Неравенство уровня жизни населения, в целом, и пенсионеров, в частности, лучше всего раскрывается именно посредством этого показателя. В России, по данным за 2018 г., в структуре потребительских расходов россиян доля затрат на приобретение продуктов питания составляет свыше 30%. Для жителей Люксембурга, Великобритании, Нидерландов, Ирландии, Финляндии, Австрии, Норвегии и Швейцарии этот показатель колеблется в пределах 9% - 12%.

В России, в целом, доля граждан, которым денег хватает лишь на еду и прочие первичные потребности, заметно выше, чем в развитых странах. И так как размер пенсионных накоплений напрямую привязан к уровню дохода, разница между Россией и, например, Европой, в качестве жизни пенсионеров и размере их пенсий не вызывает удивления.

Бедность российских пенсионеров, в первую очередь, обусловлена достаточно низким размером доходов большинства граждан РФ. Россия — богатая страна с рекордными показателями имущественного неравенства. Если мы обратимся к мировому рейтингу имущественного неравенства за 2018 г., построенному на основании коэффициента Джини, то увидим, что РФ занимает в нем 24 позицию. На первом месте, важно подчеркнуть, находится страна с самым высоким уровнем неравенства — Южная Африка. Ближайшие соседи России в рейтинге — Руанда, Гватемала, Таиланд, Никарагуа, Боливия и т. д. У США, кстати, 49 место, но в данном случае речь идет о